Оставить заявку на экскурсию
news

Альберт Майер

Начало пути

Альберт Майер (Albert James Myer) родился в Ньюбурге (Newburgh), штат Нью-Йорк, 20 сентября 1828 года. Его мама умерла, когда ему было 6 лет, и его воспитывала тетя из Буффало. В 13 лет он поступил в колледж Женевы (ныне Hobart and William Smith Colleges), который находился более чем за сто миль от Буффало. В 1847 году Альберт закончил колледж и вернулся в Буффало, чтобы изучать медицину.

В то время он так же работал телеграфистом, и, вполне возможно, это занятие повлияло на его методы лечения пациентов и на созданную им систему сигнализации.

В 1851 году он закончил университет Буффало. Темой его диссертации была «Новый язык жестов для глухонемых». В своей научной работе он предлагал обучать глухонемых упрощенному языку жестов, в котором не было бы сложных знаков, а лишь похлопывание по щеке пациентов, по руке или по стоящим рядом предметам, что символизировало бы передачу точек и тире по телеграфному коду Александра Бэйна.


Создание вигвага

В 1854 году Альберт начал службу в армии США в качестве помощника хирурга, но операции стал проводить не только хирургические. В 1856 году он уже присылал проекты секретарю военного департамента Джефферсону Дэвису (Jefferson Davis), в которых утверждал, что его система сможет передавать сигналы между войсками и кораблями, на стоянке и на марше, днем и ночью, в сухую и влажную погоду, и для ее работы потребуется лишь два человека, принимающий и передающий, а оборудование для этой системы легко доступно и удобно для транспортировки. Майер заручился поддержкой командующего армейских инженеров полковника Джозефа Тоттена (Col. Joseph G. Totten) и надеялся на благоволение военного департамента. Но при всех грандиозных планах в проектах Майера не было точных спецификаций, сметы затрат и не было данных полевых испытаний, потому его проекты были отвергнуты. Дэвис наложил резолюцию, согласно которой, «в отсутствие информации решение вынести невозможно».

Но Альберт не терял надежды, и как только сменился начальник военного департамента, он вновь подал прошение в 1857 году. Новый секретарь, мистер Джон Флойд (John B. Floyd), назначил слушание для рассмотрения проекта. В этой комиссии председателем был Роберт Ли (Robert E. Lee), который впоследствии возглавит войска конфедератов, против которых будет сражаться Альберт. Комиссия пришла к выводу, что данная система пригодна для передачи сообщений на расстоянии в одну милю и максимум в 3 мили, и пригодна лишь для дополнения, но никак не для замены действующих систем коммуникации. Хотя вердикт не был обнадеживающим, он так же не стал приговором, и комиссия рекомендовала дальнейшие испытания системы Майера. В армии ее прозвали «вигваг».

Тестирование началось в апреле 1859 года. Испытания проходили в Вирджинии (Fort Monroe, Virginia) и на других армейских базах, вплоть до Вэст Пойнта (West Point, New York). Альберт немного доработал систему, и теперь движение в одну сторону могло означать «1», а в другую сторону могло означать «2», затем сообщение нужно было считывать по специальному коду. Движение флага или факела перед собой («3») могло означать конец слова, предложения или сообщения. При помощи новой системы сигнализации Альберт Майер смог передавать сигналы на расстояние до 15 миль. В отчете он написал, что результаты опытов превзошли все ожидания, и что для управления новой сигнальной службой нужен такой изобретательный и ответственный человек, как Альберт Майер.


vigvag_1866.png

Система «вигваг»


В годовом отчете военного департамента за 1859 год системе Майера было уделено два параграфа, и проект его было назван «надежным». В феврале 1860 года Альберт Майер предстал перед Сенатским Комитетом по Военным Делам. Казалось бы, дело приняло скверный оборот, ведь его председателем стал сенатор от штата Миссисипи Джефферсон Дэвис, который ранее отверг его проект. Еще Майеру предстояло доказывать необходимость своего проекта перед комитетом Палаты Представителей по Военным Делам. 29 марта 1860 года комитет Палаты Представителей единогласно утвердил назначение офицера-сигналиста в звании «майор кавалерии» и выделил 2000 долларов на затраты сигнальной службы в 1861 году. В Сенате Джефферсон Дэвис протестовал против такого решения, считая, что эта служба может выделиться в отдельный департамент (тут он был прав, так в итоге и произошло). Но в Сенате одобрили проект Майера, а 21 июня 1860 президент Бьюкенен утвердил это решение.

В 1861 году Альберт Майер запатентовал еще одно устройство для оптической телеграфии, но эта конструкция не так сильно пригодилась, как вигваг. Была она громоздкой, дорогостоящей и совершенно непригодной в походных условиях.


sig 1861.png

Сигнальный аппарат Майера (рисунок из американского патента № 31,256)


Несмотря на относительные успехи сигнального дела, современники подозрительно отнеслись к идее Майера оставить врачебную практику ради сомнительной карьеры сигналиста. Но после того, как он женился на Кэтрин Уолден (Catherine Walden) из влиятельного дома Уолденов, то Альберт мог больше не беспокоиться о будущем и спокойно следовать за своей мечтой.

В боевых условиях виг-ваг впервые попробовали в боях с индейцами навахо. В рапорте полковника Фонтлероя (Fauntleroy) было отмечено, что «служба сигнальной партии принесла огромную пользу в боях с индейцами навахо, и доказала не только свою практичность, но и способность исправно действовать в боях на дикой местности, вдалеке от линий снабжения».


Войны на полях и в кабинетах

Но вскоре проекту Майера предстояло новое испытание. В 1861 году южные штаты начали выходить из состава США, а в апреле этого года разгорелась Гражданская война. Президентом Конфедеративных Штатов Америки стал его старинный оппонент, Джефферсон Дэвис. Теперь его системе предстояло сражаться не с происками его сторонников в коридорах власти, а с войсками южных штатов на поле боя.

В первые месяцы войны все еще стоял вопрос о том, делать ли сигналистов отдельным войсковым подразделением, или же обучать этой сложной науке определенных армейских офицеров. Альберт основал учебный центр (Signal Camp of Instruction, Red Hill, Georgetown, D. C.), куда отправлял офицеров из разных частей. Офицеры могли считывать сигналы, рассматривая партию сигналистов своим взором или в подзорную трубу. Рядовые сигналисты из призывников не обучались коду, они лишь двигали флагом по приказу командира, хоть некоторые солдаты в процессе и догадывались о смысле некоторых сообщений.

Альберт планировал создавать сигнальные партии, состоящие из двух офицеров и четырех солдат в каждом полку, и к каждой дивизии прикомандировать офицера-сигналиста. Для поощрения свои подчиненных, отличившихся на поле боя, Альберт планировал нашивать звезды и название битв на сигнальных флажках. Так как война только разгоралась, а сигнальным партиям предстояло еще множество сражений, то с этими почестями в армии решили повременить.

Сигнальные партии могли работать для передачи сообщений на линиях связи или же для наблюдения за врагом и последующей передачи данных о силах и передвижениях противника. Во втором случае они находились на передовой и принимали на себя первый удар.

Уже летом 1861 года сигнальные партии устанавливали линии связи протяженностью в десятки миль, а еще корректировали артиллерийский огонь. Многие офицеры опасались использовать вигваг, справедливо полагая, что конфедераты тоже смогут читать их сообщения. Проблема усугублялась тем, что некоторые его студенты перешли на сторону Конфедерации и успешно использовали вигваг в интересах южан. Например, ассистент Майера мистер Александер (Edward Porter Alexander) создал Сигнальный Корпус Конфедерации. Для сохранения военной тайны офицеры-сигналисты северян стали использовать шифровальные диски, но и у конфедератов были примерно такие же. Уже после войны Майер запатентовал эту технологию (US Patent № 50,946, dated November 14, 1865), хотя она была известна многим задолго до того, как попала в Бюро Патентов.


cipher disk 1865.png

Шифровальный диск конструкции Майера (рисунок из патента № 50,946)


В ноябре 1861 года Альберт Майер предоставил свой годовой отчет о работе сигнальной службы. В нем он настойчиво предлагал выделить сигналистов в отдельный род войск, но в этот раз надежды не сбылись.

Но Альберт продолжал лоббировать свои интересы, и в январе 1862 года добился того, чтобы Палата Представителей запросила его план устройства новой сигнальной службы. Новый секретарь военного департамента, Эдвин Стэнтон (Edwin M. Stanton) не был заинтересован в проектах Майера, а все благородные порывы Палаты Представителей блокировались в Сенате.

Но в годовом отчете военного секретаря за 1862 год содержались похвалы сигнальной службе вместе с просьбами о создании отдельного рода войск. Это был хороший знак, и успех нужно было развивать. Майер ушел с передовой, чтобы сосредоточиться на войне с бюрократией. Он отправил копии отчета военного департамента разным сенаторам, и в феврале 1863 года вновь выступил с инициативой создания нового рода войск. В этот раз результаты не заставили себя ждать, и 3 марта 1863 года Авраам Линкольн утвердил это решение, что сигнализировало о победе. 28 апреля 1863 года Альберт Майер стал главным сигналистом в чине полковника.

Но эта победа не была заключительной, и Альберту пришлось сражаться еще с одним врагом. Им стал глава Военного Телеграфного Корпуса Соединенных Штатов (United States Military Telegraph Corps) мистер Энсон Стэйджер (Anson Stager). Телеграфный корпус был спешно сформирован в начале войны, а потому представлял собой странное заведение. Сотрудниками этого учреждения стали гражданские телеграфисты, которые стали получать жалованье от военного департамента и выполнять его поручения.

Альберт думал, что сможет легко сокрушить этого врага. Еще в начале войны 1861 года Майер подавал прошения в Сенат с просьбой подчинить все телеграфные линии связи его военному ведомству. Но они дали отпор.

Как ни странно, даже президент Линкольн, частый гость в телеграфном отделе военного департамента, не знал шифров для передачи данных. В функции Сигнального Корпуса не входила передача сообщений по телеграфным линиям, хотя Альберт и пытался заполучить эту привилегию.

Альберт считал, что сигналисты смогут сами прокладывать линии связи на поле боя. Он возлагал большие надежды на телеграф Бердсли (Beardslee), в котором телеграфный ключ и клопфер были заменены на алфавитный указатель. Для его использования не нужны были искусные телеграфисты, требовался лишь человек, умеющий читать. А еще он не нуждался в дорогих батареях, которые было очень трудно хранить и перевозить в полевых условиях.

Для того, чтобы устанавливать телеграфную связь в полевых условиях, требовалось снаряжать специальные обозы, в которых перевозили все необходимое для прокладки линии и установки аппаратов. В каждом обозе должно было быть по 5 миль изолированного провода, 200 шестов и два вагона с инструментами.

В битве при Фредериксберге (Fredericksburg) в декабре 1862 года войска северян безуспешно атаковали позиции армии генерала Роберта Ли. Удары были отбиты, северяне понесли большие потери. Но эта проигранная битва стала триумфом Альберта Майера и телеграфа Бердсли. Телеграф Сигнального Корпуса блестяще обеспечивал связь в туманную погоду. Благодаря этому подвигу Майер сумел получить финансирование на другие телеграфные обозы.

Тем не менее, Военный телеграфный корпус тоже занимался обеспечением связи в полевых условиях, и мистеру Стэнтону нравилось это заведение. Все попытки Майера заполучить электрический телеграф встречали ожесточенное сопротивление, а фортуна переменчива, особенно на поле боя.


beardslee_2.png

Оператор за телеграфным аппаратом системы Бердсли (Beardslee)


Битва при Чанселорсвилле (Chancellorsville) в 1863 году стала самым тяжелым поражением и для северян, и для Альберта Майера. Войска генерала Роберта Ли разгромили армию, более чем вдвое превышающие его силы, в том числе из-за плохой связи. Аппараты Бердсли не могли обеспечить связь между генералом Джозефом Хукером (Joseph Hooker) и начальником штаба генералом Баттерфилдом (Butterfield), так как находились они на расстоянии более 10 миль. Телеграфы Бердсли могли поддерживать связь на дистанции до 7 миль, т.к. работали они без источников питания. С грехом пополам была установлена линия связи, где часть дистанции обеспечивал оптический телеграф, другую аппараты Бердсли. Доставка сообщения занимала до 3 часов, а на поле боя это было смерти подобно. В гневе командование приказало Телеграфному корпусу взять дело в свои руки, но даже этот шаг не помог избежать поражения.

Затем начались поиски виноватых. Когда Альберт Майер стал в частном порядке размещать объявления о найме телеграфистов Морзе на работу в его ведомство, то эти действия были названы возмутительными. Обмен ударами закончился тем, что 10 ноября 1863 года Майера отстранили от руководства Сигнальным корпусом.

Впрочем, это не остановило Альберта. Он поддерживал отношения со всеми офицерами, прошедшими его школу, и мотивировал их писать петиции в Вашингтон с настойчивыми просьбами восстановить в должности создателя Сигнального корпуса. В 1865 году он вынес вопрос о своем восстановлении на должности перед Сенатом. Майеру удалось повидать самого президента Линкольна, который пообещал разобраться в этом деле, но был убит до того, как смог это сделать.

Полномочия нового начальника Сигнального корпуса Бенджамина Фишера (Benjamin F. Fisher) истекали 28 июля 1866 года. Он пытался сделать вверенное ему ведомство более состоятельным и солидным, но эти попытки не увенчались успехом.

Генерал Грант поддерживал кандидатуру Майера, но главе военного департамента Стэнтону эта затея совсем не нравилась. В течение года Сигнальный корпус оставался без надлежащего внимания, но как только генерал Грант возглавил военное ведомство, 21 августа 1867 года Майер возглавил Сигнальный корпус. Уже 1 октября 1867 года офицеров в Вэст Пойнте стали обучать по программе Майера.


Предсказание погоды

Все бы и дальше шло хорошо, но только новый глава военного департамента Джон Скофилд (John Schofield) заявил в парламенте, что армия не нуждается в отдельном Сигнальном корпусе. Тогда Альберт Майер вспомнил об одной обязанности армейского хирурга – регистрации погоды. В американской армии врачи были заняты этим с 1814 года по распоряжению доктора Джеймса Тильтона (James Tilton), так как он справедливо полагал, что погода оказывает влияние на здоровье пациентов.

Помимо армейских хирургов, метеорологией занимался Смитсоновский институт с 1849 года. В 1860 году он получал данные примерно от 500 сотен наблюдателей по всем Соединенным Штатам. Наблюдениями занимались энтузиасты, которые работали без жалованья, только ради науки. Смитсоновский институт убеждал телеграфные компании бесплатно передавать их депеши, так как они способствовали развитию сельского хозяйства по всей стране.

Но Гражданская война сильно потрясла основы этой системы, которая и без того дышала на ладан. Первый секретарь Смитсоновского института Джозеф Генри отчаянно пытался обратить внимание правительства на важность метеорологии, но безуспешно. В декабре 1869 года метеоролог мистер Лэпэм (Increase A. Lapham) подал петицию конгрессмену Пейну (Halbert E. Paine) с просьбой учредить Бюро погоды, так как штормы на Великих озерах, ураганы и торнадо уносили множество человеческих жизней и приносили огромные убытки. Всего этого можно было бы избежать, если бы метеорологическая служба занималась регистрацией и прогнозированием погоды.

Как вспоминал потом мистер Пейн, сразу же после петиции его представили начальнику Сигнального корпуса мистеру Майеру, который горячо поддержал такую благодатную инициативу. Покровитель Майера, генерал Улисс Грант, к тому времени уже стал президентом США, так что все пошло гладко. Пейн обратился к Конгрессу с просьбой возложить функцию метеорологических наблюдений на военный департамент, а в 1870 году Грант утвердил эту инициативу. Тут же обязанность была возложена на Сигнальный корпус, и Альберт Майер приступил к делу. Вскоре появилось «Подразделение Телеграмм и Отчетов на Благо Коммерции», затем Майер расширил поле деятельности и добавил «…и Сельского Хозяйства» (Division of Telegrams and Reports for the Benefit of Commerce and Agriculture).

Странное название, не правда ли? Сейчас подобные занятия в рамках военного департамента можно было бы оправдать планированием боевых операций с использованием авиации и дальнобойной артиллерии, но на тот момент это была лишь одна из армейских функций, служащих на благо всему обществу. Так, например, в США работал Корпус Топографических Инженеров (Corps of Topographical Engineers), который занимался картографией в условиях Дикого Запада, где еще не было поселений и была велика вероятность нападений индейцев и разбойников всех мастей.

Подразделение Сигнального Корпуса издавало бюллетени, которые содержали в себе данные о метеорологических условиях в разных местах. Вместо энтузиастов потребовалось обучать собственных метеорологов из числа сигналистов. Они должны были трижды в день фиксировать температуру, влажность, давление, направление и скорость ветра, осадки, и телеграфировать полученные данные в Вашингтон. В некоторых случаях они должны были измерять глубину рек и другие параметры.

Единого времени в США в 1870 году не существовало, зато имелось более 100 точек отсчета по всем Соединенным Штатам, что создавало трудности в отчетности. Некоторые наблюдатели заполняли данные о погоде либо значительно позже, либо заранее, вполне уверенные в том, что им все равно виднее, чем в Вашингтоне. Иногда их просто выдумывали, не утруждая себя измерениями.

Но героизм требовался и на должности наблюдателя погоды. Во время эпидемии холеры в 1878 году три сигналиста умерли на рабочих местах, и до последнего передавали метеорологические данные.


Расцвет

Новые функции предоставляли Сигнальному корпусу новые возможности. В 1873 году ему было предписано устанавливать наблюдательные пункты на маяках и устанавливать между ними телеграфную связь. В результате ведомство заполучило собственные телеграфные линии, чего оно добивалось со времен основания. В 1874 году корпусу было поручено устанавливать линии связи между гарнизонами в отдаленных районах на границе с Мексикой. В результате к 1881 году Сигнальный корпус контролировал 5077 миль линий связи.

Численность корпуса в 1874 году составляла 150 сержантов, 30 капралов и 270 рядовых. Даже когда Конгресс повелел сократить численность всей армии до 25.000 человек, эти меры не коснулись Сигнального корпуса.


На склоне лет

Что же касается Альберта Майера, то его опыт и познания пригодились не только в США. Он часто бывал в командировках, был почетным членом Итальянского метеорологического общества, Австрийского метеорологического общества и других научных обществ, поддерживал переписку с корреспондентами по всему миру. Для нужд метеорологии Альберт запатентовал собственный прибор в 1879 году.


meteor. instr. 1879.png

Метеорологическая станция Майера


В том же году Альберт Майер путешествовал по Европе и там серьезно заболел. 24 августа 1880 года он умер возрасте 51 года.

Работы Альберта Майера и его коллег привели к созданию Всемирной метеорологической организации, благодаря Сигнальному корпусу в армии США появилась авиация и разведывательное управление. А началось все с каких-то сигнальных флажков.


Список литературы:

  1. Beardslee's military telegraph: the history of its invention, introduction, and adoption by the government of the United States. Office of the Beardslee Magneto-Electric Co. New York. 1863.

  2. Gilbert, Bob (Winter, 2010). Old Probabilities: Albert Myer and the US weather bureau. Western New York Heritage. Pp. 9-16.

  3. Myer, Albert, J. A Manual of Signals: For the Use of Signal Officers in the Field, and for Military and Naval Students, Military Schools, Etc. New York. 1866.

  4. Plum, William R. The Military Telegraph during the Civil War in the United States. Jansen, McClurg & Co. Chicago.1882.

  5. Raines, Rebecca Robbins. Getting the message through: a branch history of the U.S. Army Signal Corps. ‎ Center of Military History United States Army. 1st edition. 1996. ISBN: 0-16-045351-8, ISBN-13: 978-0-16-045351-9.

  6. Signal Corps. Compiled by Rebecca Robbins Raines. Center of Military History. United States Army. Washington, D.C. 2005. ISBN-10 ‎ 016072368X, ISBN 13: 9780160723681.

  7. The story of the U.S. Army Signal Corps. Edited by Max L. Marshall. Franklin Watts. First Printing edition. 1965.

  8. US Patent № 216,440. A.J. Myer. Improvement in meteorological instruments. Patented June 10, 1879.

  9. US Patent № 50,946. A.J. Myer. Improvement in signals. Patented November 14, 1865.

  10. US Patent № 31,256. A.J. Myer. Improved system of signaling. Patented January 21, 1861.

Александр Иванов
хранитель Музея истории телефона