Заказать экскурсию
news

Дэниел Дробо (Daniel Drawbaugh)

Дэниел Дробо (Daniel Drawbaugh)

Этот человек претендовал на изобретение телефона и оспаривал первенство в этом деле у Александра Белла. Он вел самую долгую и мучительную для предприятий Александр Белла судебную тяжбу. Когда дело дошло до Верховного Суда, то решение в пользу Белла было принято с перевесом всего лишь в один голос! Он так же оспаривал у Маркони первенство в изобретении радио! В течение 60 лет, с 1851 по 1911 год он оформил десятки патентов на самые разные изобретения, на телефон, на радио, и на конструкции для многих отраслей хозяйства! Кто же этот таинственный гений, опередивший технический прогресс своего времени, которого страшились все великие изобретатели? Итак, обо всем по порядку.

В 1820 году в округ Камберленд (Cumberland County, Pennsylvania) приехал кузнец Джон Дробо. Тогда в тех глухих местах была только мукомольная мельница и лесопилка, да несколько бревенчатых лачуг. Со временем поселение росло, сюда приезжали новые фермеры, а в 1842 году появилась своя церковь. В округе имелась мельница, лесопилка, и маслобойня (gristMILL , sawMILL, oilMILL), потому городок назвали Милтаун (Milltown).

14 июля 1827 у кузнеца родился четвертый сын, Дэниел. В школе он не блистал успехами, да в округе считали, что никому эта мудреная ученость не сгодится. Сын кузнеца очень любил работать с механизмами, сам изготовил паровой двигатель, а в 17 лет самостоятельно сделал винтовку, которую продал соседу за хорошую цену.

 

Зловещий боров

Сын пошел по стопам отца и стал мастерить все, что возможно. Будучи уже женатым человеком, в 1856 году он снял внаем дом у Кристиана Эберли (Christian Eberly). Этот человек имел выгоду везде: был он и мельником, и владельцем доходных домов, и почтмейстером по совместительству. Односельчане прозвали его «Боровом» за свой нрав, и считали, что имя ему прекрасно подходило (eber – хряк, боров (нем.)). Тот оборудовал для Дэниела мастерскую на заднем дворе мельницы и требовал половину доходов от продажи всех его изделий.

Первым серьезным бизнесом Дэниела было изготовление бочек, и первыми запатентованными изобретениями были устройства для бочарной клепки. Он оформил патенты на эти устройства (№ 8,505 за 11.11.1851 и № 12,900 за 22.05.1855) и стал продавать их с хорошей прибылью. Его агент по продаже наладил хороший сбыт в южных штатах, но Гражданская война в США в 1861-1865 гг. серьезно подкосила бизнес. Дэниел лишился клиентов, а его продавец отправился добровольцем на войну, прихватив с собой всю кассу. Дэниел Дробо оценил эту утрату примерно в 4000-5000 долларов.

Он продолжал усердно трудиться, но доходы были невелики, война серьезно повредила экономику. В течение многих лет его доход не превышал 300-400 долларов. В 1863 году он запатентовал усовершенствованные мельничные жернова, а в декабре 1865 запатентовал машину для изготовления гвоздей, за этим последовали другие усовершенствования для хозяйства. Для местного трактирщика Дэниел разработал дозатор патоки, дабы он мог продавать подслащенные гречневые лепешки. Что же касается станка для выделки гвоздей, то он не приносил прибыли, пока Боров не обратился к своему приятелю Фрэнку Ли (Frank Lee), секретарю губернатора Пенсильвании. Тот подыскал хорошего покупателя и хорошую цену. Что же касается почестей, то эта конструкция была удостоена диплома 16-й ежегодной выставки Сельскохозяйственного Общества штата Пенсильвания, которая проходила в 1868 году. На этом выгоды закончились. Когда машину Дробо установили на пробу на заводе Маккормика (McCormick Nail Mill), то владельцы предприятия решили, что она не оправдывает надежды и не заслуживает затрат. Такой вердикт от гиганта сельхозтехники прозвучал как приговор. После этого Боров, губернатор и его секретарь решили, что они вложили деньги не туда. Фрэнк Ли потребовал через суд взыскать 34 доллара с Дэниела, и этот иск был удовлетворен.

В мае 1867 года затея Дэниела по изготовлению роторных насосов заинтересовала односельчан, и собрала группу сельских инвесторов, которые вложились в компанию Дробо (Drawbaugh Pump Company). Дэниел стал получать прибыль от изготовления насосов, продал патент на дозатор патоки, а так же приобрел недвижимость, которую сдавал арендаторам внаем. За три года его положение несколько улучшилось. Но в дальнейшем последовали убытки. Для работы компании требовались средства, которые приходилось брать в долг, да и многие клиенты расплачивались векселями, а не деньгами. В июне 1873 года компания была продана за 7000 долларов, а ее президент, Вильям Горгас (William Gorgas), оценивал свои потери на сделке в 4000 долларов.


Научно-исследовательская база

Примерно в то время он стал экспериментировать со склянками от желе и банками от горчицы, в надежде сделать «говорящую машину». Что же касается научной базы для его экспериментов, то она была невелика. Учился он всего пять лет в школе Седарского Ручья (Cedar Run Schoolhouse), в которой был только одна классная комната. Дома у него имелась целая дюжина книг, а еще он одолжил у знакомого несколько томов Британской Энциклопедии, правда, каких именно томов, точно неизвестно. Но он целый год посещал лекции по физике, которые давал профессор Хайджес (Samuel Heiges) по пятницам в школе Седарского Ручья. В выпуске журнала «Scientific American» за 4 марта 1876 был представлен чертеж телефона конструкции немецкого учителя Филиппа Рейса, а нам точно известно (по стенограммам судебных заседаний), что у Дэниела был этот журнал и он внимательно читал его. 9 сентября 1876 года появились очень заметки об изобретении Белла, а 31 марта 1877 года журнал вышел с чертежом конструкции Белла и ее детальным описанием, после чего сделать свой телефон смог бы всякий человек, знакомый с механизмами.

На судах Дэниел утверждал, что, если бы у него были средства, чтобы запатентовать свою конструкцию телефона, он бы это сделал в 1870-1871 гг. За три года, с 1867 по 1870, его доходы превысили 6000 долларов. Оформление патента в те годы стоило 60 долларов, а уведомление патентного бюро на 1 год – 15 долларов. Но Дэниел ничего не предпринял.

Телефон Дэниэла Дробо.jpg

 

Пространственно-временной континуум

В 1868 году Дэниел стал экспериментировать с часовыми механизмами. В своей мастерской он установил конструкцию, состоящую из маятника, перекладины и источника тока. Верхний конец маятника свешивался с перекладины, на его нижнем конце был постоянный магнит. Снизу был расположен электромагнит, который подпитывался от цинковых и медных пластин, установленных во влажной почве. Переключатель был установлен сверху маятника, чтобы включать и выключать ток с каждым движением маятника. Во второй половине ХХ века подобную конструкцию стали называть маятником Дубошинского, но часовым мастерам она была известна задолго до этого. К слову, такие часы не считались надежными, нарушить их работу могли магнитные бури, грозы и другие атмосферные явления.

Тем не менее, для этих часов Дэниел сделал ореховой корпус и все-таки убедил владельца ювелирного магазина в Механиксбурге (Mechanicsburg) установить их в своем заведении. Затем ювелир инвестировал 2000 долларов в часовую мастерскую Дэниела Дробо.

В 1876 году, когда Александр Белл собирался показать всем свой телефон на Промышленной Выставке в Филадельфии, в Милтаунской газете было написано, что «…электрические часы без батареи, сделанные в нашем городе мистером Дробо, будут продемонстрированы на Промышленной выставке…» Только на выставку он поехал как зритель и не участвовал в демонстрации достижений. Кажется, в то время у него были другие занятия, кроме телефона. 14 января 1879 года он получил патент на конструкцию батареи для таких часов. 16 марта 1880 года Дэниел получил патент на усовершенствованную конструкцию водяного колеса. Все это время он занимался чем угодно, но не телефонами.

 

Битва титанов

Летом 1879 года группа сельских инвесторов из округа Камберленд смогла достучаться до бывшего судьи, на тот момент вашингтонского адвоката Лисандра Хилла (Lysander Hill). Он приехал в Милтаун, осмотрел устройства Дробо и сказал, что им потребуется не менее 100.000 долларов, чтобы оспорить изобретение у компании Белла.

Лучше бы он сказал про 100 миллионов долларов, но и это бы ничего не изменило. Осенью 1879 года компания Белла заставила пойти Western Union на уступки и отказаться от своих претензий. Но сельские инвесторы и бровью не повели. У Эдгара Челлиса (Edgar Chellis) был свой магазин «Все по 99 центов», у советника Джэкобса (Jacobs) была адвокатская практика, как и у Лисандра Хилла, а еще на их стороне был гений Дэниел Дробо. Все доходы от разгрома своих конкурентов и захвата телефонной индустрии они решили разделить на четверых.

Каким-то образом мистер Хилл сумел найти серьезных инвесторов. В 1880 году выгоды телефонной индустрии стали всем очевидны и появилось немало желающих ими воспользоваться. В Нью-Йоркском Коммерческом журнале (The New York Journal of Commerce) в августе 1880 года появилась новость: «Недавно в нашем городе была сформирована компания с уставным капиталом в 5.000.000 долларов, целью которой является производство телефонов. Предприятие названо Народной Телефонной Компанией (People’s Telephone Company) и многие известные капиталисты из Нью-Йорка и Цинциннати вложились в это дело. Телефоны будут производиться на основании патентов Фрэнка Клемма (Frank A. Klemm) и Абнера Тисделя (Abner Tisdel), а так же на основании заявки на патент Дэвида Дробо [да, в газете его назвали Дэвидом] из Эберли Милз [Eberly Mills, читай «с мельницы Борова»]. Вкладчики утверждают, что мистер Дробо является настоящим изобретателем телефона, и делал свои конструкции задолго до профессора Белла…» Ну что ж, если компания была названа Народной, нужен им был кто-то из народа, верно?

Компания Белла отреагировала на это немедленно, и 22 ноября 1880 года судом было вынесено решение о нарушении привилегии Александра Белла. Но Народная Телефонная Компания решила обжаловать это решение, и понеслось…

Адвокаты и детективы наводнили Милтаун, в середине 1884 года было опрошено более 500 свидетелей, а стенограммы судебных заседаний занимали 6.446 страниц, а вопрос так и не прояснился.

В 1867 году каменщик из Милтауна прослышал о «говорящих машинах» Дробо, и решил испробовать их на деле. По словам каменщика, он говорил «в жестяную банку с пузырем на конце», находясь в мельнице, а Дэниел находился в мастерской в 20 метрах от него, и каменщик мог слышать его речь «из банки».

Другой свидетель предоставил более впечатляющие показания. Портной Джордж Фриз (George Freese) рассказал, как он сделал пальто для Дэниела за 2 доллара 50 центов, и как он пытался взыскать эти деньги. Он сказал: «Я пришел в его мастерскую и спросил, когда он собирается заплатить столь малую сумму. Я сказал, что пришел за своими 2.50 $, и что я уже в третий раз приходил за своими деньгами. Он же показал мне странную машину и пытался привлечь мое внимание к ней, но мое внимание привлекали только 2 доллара 50 центов. Он сказал «Джордж, если я смогу закончить с этой штукой…» я же ответил, что пришел за двумя долларами с половиной, а не за его адской машиной».

Никто из сельчан не мог сказать точно, как выглядели его машины и тем более не могли рассказать о принципах их работы. Но в ходе слушаний, которые заняли 6.446 страниц, более 1500 страниц заняло исследование водокачки на ферме Мэрисвилль (Marysville). Кто-то говорил, что она была установлена в 1876 году, кто-то помнил ее работающей, кто-то помнил ее сломанной. Но в ходе разбирательств были найдены записи о доставке конструкции на ферму летом 1878 года. Эта водокачка поставила точку в деле.

В декабре 1884 года был оглашен приговор Нью-Йоркского суда (Circuit Court, S.D. New York), который счел претензии Белла обоснованными. 5 декабря того же года поверенные Белла сделали запрос о доходах, которые Народная компания сделала на их изобретении, чтобы взыскать полную сумму.

Но чего бы не говорил судья, Народная компания не собиралась отступать. В 1882 году Дэниел получил свой первый патент на «телефонный передатчик» («Telephone Transmitter», US Patent 266.615 за октябрь 1882). Затем у него появились десятки патентов, связанных с телефонией. В 1883 году была образована Телефонная и Телеграфная компания Дробо (Drawbaugh Telephone and Telegraph Company), которая продолжала заниматься телефонным бизнесом. Капитал этой компании составлял 20 миллионов долларов!

А этот юридический маневр позволил инвесторам затеять новый судебный процесс, во время которого можно было производить телефонные аппараты и подключать абонентов к сети. К ней присоединились другие претенденты на изобретение телефона, Эймос Долбеар (Amos Dolbear) и другие телефонные компании: Молекулярная (Molecular TelCo), Клэй Коммершл (Clay Commercial TelCo) и Оверлэнд (Overland TelCo). 24 января 1887 года начался процесс в Верховном Суде, на который были назначены 9 верховных судей. 19 марта 1888 года было оглашено решение: «…Всякий человек, взирающий на ночное небо, мог бы увидеть планету Нептун, но только расчеты Леверье и наблюдения Адамса смогли доказать ее существование и указать ее позицию в Солнечной системе. Так же обстоят дела с Беллом и Дробо. Последний изобрел телефон, не думая о его важности и не доработав конструкцию. Белл сконструировал телефон и научно обосновал основу своего изобретения, а так же запатентовал его…». 4 верховных судьи были за, 3 против. В ходе процесса, один из судей умер. Судья Вэйт (Chief Justice Waite), который написал это решение, не мог его прочесть из-за болезни, и доверил это своему коллеге. Судья Вэйт умер через 4 дня после оглашения приговора. Таким образом, Белл выиграл с преимуществом только в 1 голос!

Бланк Дэниэла Дробо.jpg


Беспроволочный телеграф

В декабре 1901 года Гульельмо Маркони передал радиосигнал через Атлантику. После этого корреспондент Нью-Йоркской газеты «Ворлд» (World) отправил Дэниелу Дробо телеграмму с просьбой высказаться об этом явлении. Тот ответил, что «…сообщение могло быть преувеличено, или ухо сеньора Маркони обмануло его…».

Когда никаких сомнений в возможностях беспроволочного телеграфа не осталось, то в 1903 году Дробо приглашал репортеров на свой участок испробовать его радиостанции. Тут же поползли слухи о том, что готовится создание Американской Беспроволочной Компании (The United States Wireless Signal Company), что Дробо получит там 10.000 долларов наличными и одну десятую от всех доходов… В то же самое время, в одном из интервью, он поведал: «Я заметил, что волны эфира не причастны к передаче моих сообщений… В ходе опытов я выяснил, что они передаются по земле… А воздух не играет никакой роли в этом». Тут комментарии излишни. Тем не менее, 1 марта 1902 года он подал заявку на устройство для «беспроволочного сигналирования», а 16 февраля 1904 года получил патент.


Война Дэниэла Дробо.jpg             Газеты Дэниэла Дробо.jpg 


Последние затеи

На склоне лет Дэниел создавал контейнеры для завтрака, так называемые «ланчбоксы», сортировщики монет и другие устройства. Но время это было неспокойным. То и дело в газетах появлялись статьи о том, что в дом Дробо проникали злодеи, чтобы задушить его подушкой, что кто-то пытался поджечь его дом. Неизвестно, чем им насолил человек, который у себя в деревне слыл за безобидного дурачка. Он умер в возрасте 84 лет, оставив своим родным состояние в размере 350 $...

В свое время он наделал много шуму. В родных краях его помнят, и зовут его то «Волшебник с мельниц Борова» (Wizard of Eberly Mills) то «Эдисон из долины Камберленд» (Edison of the Cumberland Valley).