Заказать экскурсию
news

Эмерсон Долбеар (Amos Emerson Dolbear)

Эмерсон Долбеар (Amos Emerson Dolbear)

Ранние годы

По семейной легенде, род Долбеар происходил из французских гугенотов, покинувших Старый Свет из-за преследований со стороны европейских монархов. Ходил слух, что на французском его фамилия звучала как D’Albert, но этот слух ничем не подтвержден. 

Его отец трудился в бумагопрядильной мастерской, а его мама была швеей и прачкой. Они были небогатыми людьми, и жить им приходилось в съемных домах, далеко не роскошных.

Эмерсон родился 10 ноября 1837 года в Норвиче (Norwich, Connecticut), и ничто не предрекало ему блестящего будущего. Жил он не в лучших условиях, и с самого рождения болел всеми детскими недугами. Его не минули ни простуды, ни круп, ни другие болезни, а доктор, который приходил на осмотр, говорил его маме, что долго этот ребенок не протянет. Его отец умер, когда Эмерсону было всего лишь три года. Через полгода после этого родился его брат, Самюэль Долбеар . А мама осталась одна с двумя детьми.

К 5 годам Эмерсон уже смог ходить в детский сад и участвовать в детских забавах со сверстниками. Но не все эти забавы хорошо кончались. В 6 лет он уже стал ходить в школу, и по пути на занятия залез на соседский забор. Какие-то старшие ребята крикнули ему, что это был их забор, а у одного из хулиганов был лук и стрелы. Он выстрелил, и стрела угодила Эмерсону чуть повыше правого глаза. Добрый сосед принес еле живого мальчика домой, но последствия были ужасны: у маленького Эмерсона все время болела голова, семь недель он провел в затемненной комнате, и три месяца он не мог ходить в школу.

В обычной школе учеба была не очень продуктивной, а учитель давал волю рукам и хлысту. Поэтому братья Долбеар были отправлены в частную школу. Тамошний учитель был прекрасным скрипачом, а у одного из одноклассников была флейта. Маленький Эмерсон хотел себе такую же, но мама не могла позволить такие затраты. Она взяла палицу подходящих размеров, и раскаленным гвоздем проделала отверстия для пальцев и полости рта. На этом инструменте Эмерсон научился насвистывать мелодии, хоть звучали они не так красиво, как на фирменной флейте.

Учился будущий изобретатель хорошо, о чем говорит запись его учителя за лето 1846 года:

  • Пропуск занятий – 02

  • Опозданий – 00 

  • Пройденные уроки – 80 

  • Прекрасно подготовленные уроки – 70

  • Уроки, подготовленные удовлетворительно – 06

  • Уроки пропущенные – 04

  • Нарушений дисциплины – 00

  • Прогресс – БЫСТРЫЙ

  • Общий итог – ХОРОШИЙ 

Казалось бы, все шло хорошо, но зимой того же года его мама умерла от рака, когда Эмерсону было 9 лет. На ее смертном одре, друг семьи, мистер Вильям Гилд (William Guild) пообещал, что будет заботиться о ее сыновьях. Мистер Гилд был известным человеком в церковном приходе, и был агентом Американского Библейского Общества. Он разъезжал по многим штатам с проповедями и другими богоугодными делами. 

Не со зла, а исполненный благими намерениями, он решил отправить Эмерсона на ферму своего родственника. Мистер Гилд считал, что того образования, которое получали деревенские ребята в его время, было вполне достаточно. Когда Эмерсон приехал на ферму в Роксбери (Roxbury, New Hampshire), то мистер Мозес Гилд несколько минут разглядывал его, покачиваясь в кресле-качалке у очага. После нескольких минут покачиваний он сказал: «Хм! Не на что смотреть, и ни на что он не сгодиться», после чего вышел из комнаты. 

Эмерсон трудился на ферме как мог, и только через три года неустанных трудов стал вновь ходить в школу, как только она появилась в Роксбери. Как ни странно, даже после такого пропуска в занятиях он выделялся среди других учеников своими познаниями и усердием. Видимо, в тех местах главными предметами были крестьянский труд и Страх Божий.

В 14 лет Эмерсон ненадолго приехал в Ньюпорт (Newport) к Вильяму Гилду. Там он трудился помощником каменщика, посыльным в издательстве и разносчиком местной газеты. 

Затем мистер Гилд вновь отправил Эмерсона на ферму. Там он проводил свое время в крестьянских трудах, и лишь однажды в эту размеренную жизнь вмешалось нечто. Один из работников подарил Эмерсону скрипку, изрядно побитую, с одной лишь струной. Тот узнал, что набор струн стоил 25 центов, и попросил четвертак у своего хозяина. Но денег не получил, потому что пиликанье было тратой времени и промыслом Дьявола». Но как-то раз на сельской ярмарке хозяин фермы выдал ему четвертак на обед, который был потрачен на струны. 

Когда Эмерсону было 16 лет, мистер Гилд сообщил ему, что для такого усердного молодого человека есть вакансия на оружейном заводе в Вустере («Allen & Thurber», Worcester). Беда была в том, что билет туда стоил 2 доллара. Но Эмерсон не растерялся: когда услышал о контракте на перегон скота в Вустер, то повел туда стадо за 1.5 доллара, и так он добрался до своего рабочего места.

Его задачей была сборка пистолетов и их полировка. В первые три месяца оплата его составляла 50 центов в день, затем она должна была увеличиваться. Но через полгода после его трудоустройства на заводе разгорелся пожар. Никто не погиб, но полторы тысячи человек остались без работы. Все понимали, что завод восстановиться в ближайшее время, ведь спрос на оружие всегда был велик. И впрямь, завод быстро отстроился заново, и Эмерсон продолжил работать с механизмами. На заводе он познакомился с Джоном Пэйном (John M. Paine), местной знаменитостью, который пытался сделать газ для освещения путем расщепления воды. Он так же пытался сделать динамо-машины собственной конструкции, но безуспешно. В Вустере его презирали за коммерческие провалы, но для Эмерсона он был человеком, в доме которого они все время ставили химические и физические эксперименты. 


Миссури

Когда Эмерсону исполнилось 18, он решил искать счастья на Диком Западе, где, по слухам, в кратчайшее время сколачивали большие состояния. Мистер Гилд возражал против этого, но все же снабдил его рекомендательными письмами к своим знакомым в штате Миссури. Когда Эмерсон туда приехал, то его ждал не лучший прием. Все знакомые из Новой Англии проклинали свою участь и решение поехать сюда, а южане люто ненавидели янки, проклятых пришельцев с Севера. 

Да и занятий там было не много. Однажды Эмерсон услышал о вакансии школьного учителя в селе за 40 миль (около 65 км), и прошел весь путь пешком. Но как только там узнали, что он – янки, то отказали. В другой раз он отправился в другое село за подобной вакансией. Там ему сказали, что уполномоченного по найму учителя можно найти на его участке. Тот вспахивал землю плугом, и собеседование проходило прямо на борозде. Эмерсон и уполномоченный шли вслед за быком и плугом, и уполномоченный задавал каверзные вопросы. Последним был «Сколько будет 7*8*0?». Эмерсон ответил, что будет 0, после чего уполномоченный заявил, что такой учитель селу не нужен. На вопрос, что же тогда получиться, тот ответил, что «умножая на ноль, ты не умножаешь ни на что, а значит, ничего не меняется». Эмерсон пытался убедить его, что умножение на ноль дает ноль, и умножение на дроби производит меньшее число, что подтверждает первый довод. Но уполномоченный ничего слушать не хотел. Позже Эмерсон узнал, что уполномоченный назначил учителем себя.

Но местность постепенно заселялась, строились новые школы и появились вакансии для учителя. Но ученики попались не самые лучшие. Среди них выделилась группа самых буйных, которая нарочно выводила Эмерсона из себя. Не помогали ни слова, ни увещевания. Одна из заводил сказала ему, что он им все равно ничего не сделает. Пришлось нерадивых выпороть, о чем тут же узнал весь город. Хоть школьный совет поддержал его решение, на следующий день местный житель сказал Эмерсону, что лучше ему бежать из города. В тот же день, перед открытием школы, он увидел группу погромщиков, которая приближалась к школьному зданию. У кого-то были ружья, у кого-то ножи, кто-то подбирал камни по пути. Но Эмерсон отступать не собирался. Он встал у дверного проема с револьвером (который сделал сам, еще на фабрике) и ножом Боуи. Толпа думала, что сможет вдоволь поиздеваться над грамотеем, но вскоре поняла, что без трупов тут не обойдется. Тогда быдло решило отступить.

В тот же день он пришел в лавку отца одной из выпоротых, чтобы прояснить возникшие недоразумения. Пришел он туда с револьвером и ножом, по-другому передвигаться было опасно. Тот сказал Эмерсону, что своим поступком он опозорил его семейство, и лучше бы ему валить из города, ведь патронов у этого учителя на всех не хватит. 

Эту школу пришлось покинуть, несмотря на всю его правоту. Да и не слишком в тех краях ценилась ученость, новых доходов не предвиделось. Пришлось Эмерсону возвратиться в Новую Англию.


Работа с механизмами

Несмотря на долгую разлуку и пренебрежение его советами, мистер Гилд помог Эмерсону с трудоустройством. Он стал работать в мастерской по изготовлению и ремонту паровых машин. К ним поступали машины на ремонт даже со Старого Света, даже из Египта. 

Эмерсон не только осваивал ремесло, но и ставил эксперименты. Однажды ему взбрело в голову установить на крыше паровозные свистки и соединить их с паровой машиной снизу. Таким образом, он сделал собственный оргáн, и наигрывал на нем мелодии. Это был самый грандиозный музыкальный инструмент Эмерсона, куда громче его флейты и скрипки, и он ему очень нравился. Но эти мелодии гремели на всю округу, и совсем не нравились местным жителям и суперинтенданту мастерской, который повелел эту адскую машину разобрать и прекратить эксперименты. 

Когда в 1861 году разгорелась Гражданская война в США, то Эмерсон и его брат Сэмюель отправились на сборный пункт. Сэмюель отправился на войну, а про Эмерсона доктор сказал, что не даст ни цента и за целый полк таких, как он. Но Эмерсон все-таки желал сражаться с противными ему южанами, известными работорговцами, любыми путями. Поэтому, когда он узнал, что в связи с войной в Арсенал требуются мастеровые на усиленный режим работы, он тут же откликнулся на эту вакансию.

Его брат Сэмюель был убит на войне в 1863 году. Эмерсон тяжело переживал эту утрату, но еще усерднее стал трудится в Арсенале. А заодно он стал думать о будущем и откладывать деньги на колледж. Он изучал точные науки все свободное время и мечтал учиться в Йельском Университете.


Учеба

Его мечты осуществились, но несколько иначе. В 1863 году он был принят в Университет Огайо Уэслиан (Ohio Wesleyan University). Эмерсону было уже 26 лет и он был куда старше других студентов. Война еще не кончилась, и на тот момент еще не было ясно, какая сторона одержит верх, о высшем образовании никто не думал, и университету не хватало ничего, ни преподавателей, ни учебников, ни элементарных удобств. Но Эмерсон был старательным студентом, а еще стал органистом в Пресвитерианской церкви, и больше ему не надо было импровизировать с подручными средствами. 

В 1866 году ему были присвоены степени бакалавра наук и бакалавра искусств. Учебу в колледже он совмещал с должностью школьного учителя, а после выпуска не мог найти никаких занятий, кроме настройки пианино. Полученные им ученые степени не были подкреплены нужными знаниями, говоря откровенно, были бесполезны. Эмерсон мечтал освоить химию, но в то время в Огайо не было даже простейшей лаборатории. Тогда он вознамерился поступить в Мичиганский университет (University of Michigan in Ann Arbor), который славился своим химическим факультетом.

Поступив в Мичиганский универститет, Эмерсон стал изучать химию. Там она изучалась как вспомогательная дисциплина для разработки полезных ископаемых, и много времени пришлось проводить не только в лаборатории, но и в геологических экспедициях. В 1867 году он получил степени Магистра Искусств и Горного Инженера. С выпускного он пришел с новыми дипломами, безработным и обремененным долгами. Будучи дипломированным горным инженером, Эмерсон ни шагу не сделал на этом пути, а стал настройщиком пианино, пока его профессор геологии не предложил вакансию ассистента в Унивеситете Кентукки (The University of Kentucky, Lexington). Тогда это был новый университет, основан был только в 1865 году, и его главным назначением была подготовка специалистов для сельского хозяйства.


Педагогический опыт

Когда Эмерсон приехал на рабочее место, то увидел страшную картину. Хоть заведение называлось университетом, учебная программа была как у начальной школы. Многие из его студентов были ветеранами Гражданской войны, которые сражались на стороне Конфедерации и гордились своим боевым путем и верили в свое правое дело. У кого-то не было рук или ног, были они из бедных деревень и приходили в страшных обмотках, кто-то в обуви, кто-то без.

Как ни странно, они усердно учились. В университете было нечто вроде музея, который надо было пополнять своими силами, ведь в послевоенной разрухе трудно было найти экспонаты. Но ученики притащили живого барибала (черного медведя) и степного волка, обоих в целости и сохранности. Медведь был тут же застрелен, и ассистент Долбеар провел урок таксидермии, и чучело медведя украсило музей. Волка привязали во дворе, и был он и учебным пособием по биологии, и сторожевым псом по совместительству. Полностью его приручить не удалось, и в один прекрасный день был проведен еще один урок таксидермии, а музей пополнило чучело волка.

В 1868 году Эмерсон откликнулся на вакансию преподавателя в колледже в Бетани, Западная Вирджиния (Bethany College, West Virginia). Там он плодотворно трудился много лет, и там же проделал многочисленные эксперименты со звуком, которые приблизили его к изобретению телефона.

Кроме научных занятий, у Эмерсона налаживалась личная жизнь и карьера. В 1869 году он женился, а в 1871 году стал мэром Бетани. Не подумайте, что должность позволила ему осваивать бюджет и наслаждаться жизнью. Там и сейчас живет чуть более 1000 человек, а в то время жило около 300, только своим умом и без всякой поддержки. И все проблемы этого городка свалились на Эмерсона, который сетовал на то, что они отнимают время у науки. А еще у него появились проблемы с коллегами. Профессор древнееврейского языка настаивал, что стоит убрать из расписания биологию и уделить внимание его предмету, ведь на этом языке говорили Адам и Ева. Трудно было уследить за всем, а ведь у профессора Долбеара появились дети, и нужно было думать о благосостоянии семьи. 

Поэтому, как только коллега предложил ему вакансию преподавателя физики и астрономии в колледже Тафтса (Tufts College, Massachusetts), Эмерсон тут же согласился и в 1874 году переехал на новое место.


Опыты с передачей звука

Он часто ставил опыты с камертонами Лиссажу (Jules Antoine Lissajous), и это вдохновило Эмерсона на изобретение собственного устройства, графически передающего звук. Это устройство состояло из трубы, в которую попадали звуки, с закрепленной на ней мембраной. С внешней стороны мембраны было прикреплено зеркало, на которое направляли луч света. Отраженный луч падал на стену, и вы могли получить графическое изображение любого звука. Отсюда можно было сделать вывод, что если повторить движение мембраны, можно было повторить звук. Такое устройство Эмерсон назвал Опейдоскоп (Opeidoscope), сформировав его термин из древнегреческих слов «звук», «формы» и «видеть».

C:\Users\Александр МИТ\Desktop\63. OPEIDOSCOPE.png


В 1873 году, в ходе подобных экспериментов, он пришел к выводу о передаче звуков при помощи электричества. Эмерсон ставил опыты с камертонами, и постоянными магнитами. Результаты своих экспериментов он отправил в Американское Общество Развития Науки (American Association for the Advancement of Science).


На промышленной выставке в Филадельфии в 1876 году, где телефон Белла удостоился высочайших похвал, Эмерсон Долбеар демонстрировал камертоны Лиссажу, опейдоскоп и электрический гироскоп. После выставки мистер Персиваль Ричардс (Percival D. Richards), который работал на выставке в отделе образования, обратился к Эмерсону и спросил, есть ли у него идеи для бизнеса. Тот ответил, что раз телефон уже запатентован, то ему не стоит и пытаться. Тогда Персиваль попросил Эмерсона поучаствовать в опытах Белла.

В августе 1876 года профессор Долбеар проводил опыты с передачей звука на расстояние, хотя тогда он не был знаком ни с опытами Рейса, ни с устройством Александра Белла. Уже тогда он использовал постоянные магниты в своих устройствах. Что же касается Белла, то его жидкостный передатчик 1876 года мог служить лишь для потехи, ведь даже на небольшом расстоянии он передавал лишь едва уловимые звуки. 

Когда Эмерсон приехал в Гарвардскую обсерваторию на испытания устройства Белла, он уговорил добавить электромагнит для усиления вибрации мембраны. Профессор Долбеар писал в дневнике, что до этого в аппарате Белла была батарея из 15 хром-цинковых элементов Грове, и Александр Белл стал убирать один элемент за другим. Устройство продолжало свою работу, и когда оно продолжило работу с питанием только от одного элемента, Александр Белл пустился в пляс, заявив, что теперь он знает, как нужно делать телефоны.


Противостояние 

15 января 1877 года представитель Александра Белла подал заявку на патент нового телефона, который мог работать и без батареи, и 30 января 1877 года был выдан американский патент № 186.787. Эмерсон был возмущен тем, что его устройство было запатентовано без его уведомления и требовал объяснений. На что Белл в своих письмах отвечал, что собирается в Европу на медовый месяц, и что профессор Долбеар может обсудить все вопросы с его многочисленными адвокатами.

Летом 1877 года к Эмерсону обратилось издательство «Ли и Шепард» (Lee & Shepard) с просьбой написать книгу о телефоне, а осенью книга уже была издана. Это была одна из первых в мире книг о телефоне.

В том же году профессор Долбеар предложил свои услуги главе компании «Вэстерн Юнион» (Western Union), мистеру Вильяму Ортону (William Orton). 6 декабря 1877 года было подписано соглашение о сотрудничестве между Эмерсоном и «Голд энд Сток Телеграф» (Gold and Stock Telegraph Company), дочерней компанией «Вэстерн Юнион». Он стал совершенствовать устройство телеграфов и телефонов, и все его конструкции становились собственностью «Вэстерн Юнион».

Но, несмотря на коммерческую мощь и технологический потенциал, у «Вэстерн Юнион» не было столь прочных позиций в судебной системе как у Гардинера Хаббарда, тестя Александра Белла. В 1879 году между компанией Белла и «Вэстерн Юнион» было достигнуто соглашение о том, что изобретателем телефона признается Александр Белл, а «Вэстерн Юнион» отказывается от производства телефонов, передает свою телефонную сеть, патенты и технологии компании Белла. В качестве утешительного приза «Вэстерн Юнион» получала определенную сумму и проценты от выручки компании Белла, но это не сравнить с упущенной выгодой. Как это соглашение задело Эмерсона? Самым ужасным образом. Эдисон и Грей получили свои роялти за свои патенты, а Эмерсону не перепало ничего, кроме тех сумм, что ему выплатила телеграфная корпорация за его патенты.

А все суды продолжали выносить решения в пользу Александра Белла. Чем это было обусловлено? Если взглянуть на список акционеров компании Белла за 1881-1882 годы, то можно увидеть среди них отца, брата, двоих племянников и других родственников судьи Ловелла (judge Lowell), которые владели акциями в компании Белла, на общую сумму 1745 акций. Две сестры, два брата и другие родственники судьи Грея (judge Horace Gray) были держателями 1748 акций компании Белла. С каждым судебным решением в пользу Белла росла стоимость акций Белла, так что судей можно понять.

Хорошие позиции были у Хаббарда и в Патентном Бюро США (United States Patent Office). 31 мая 1880 года Эмерсон подал заявку на изобретение телефона собственной конструкции, но она была отклонена, «потому что это не будет работать, так как противоречит науке». Пришлось Эмерсону изготовить рабочую модель и вновь подать заявку в октябре того же года, и с большим скрипом, 5 апреля 1881 года ему был выдан патент № 239.742 на «Аппарат для передачи звука электричеством».

В 1881 году профессор Долбеар продемонстрировал свой аппарат на Парижской промышленной выставке, и тот заслужил одобрение признанных экспертов со всех стран мира, за что профессор был награжден серебряной медалью выставки. Но что ему было делать с этой медалькой?

В бизнесе дела шли не так хорошо, как в научных поисках. В декабре 1879 года Эмерсон нашел инвесторов и зарегистрировал собственную телефонную компанию (Dolbear Electric Telephone Company). В октябре 1881 года компания Белла выступила с исковым заявлением о нарушении своей привилегии. На это дело был назначен судья Ловелл, а судья Грей вынес свое решение: «Не может быть патента на физическое явление… Но первооткрыватель явления заслуживает патент… и конкретная форма механизма, использующая этот процесс, не имеет значения». Эмерсон пытался указать на работы немецкого учителя Филиппа Рейса, который создал аппарат для передачи звука еще в 1860-х годах, и устройство которого было известно в Европе, и подробно описано в журнале «Scientific American» давным-давно, но держатели акций компании Белла были непреклонны. Было решено, что профессор Долбеар нарушил привилегию Александра Белла и должен выплатить всю сумму доходов своего бизнеса компании Белла. 

Адвокаты Эмерсона пытались обжаловать это решение, как и множество других компаний, задавленных судебной системой. Но решение Верховного Суда США в 1888 году поставило точку в этом деле, объявив Александра Белла единственным изобретателем телефона.


Изобретение радио

Но проводной телефон был не единственным творением Эмерсона. В ходе экспериментов с телефоном он случайно пришел к открытию радио. В 1878 году он ставил опыты с электрическим телефоном, время от времени увеличиваю дистанцию. Для этого Эмерсон уходил в другие кабинеты университета, и в ходе этих опытов провод оборвался, но связь не прерывалась. Тогда профессор стал совершенствовать конструкцию. Он прикрепил к устройству индукционную катушку (так он опытным путем шел к устройству колебательного контура), а один провод он приматывал к газовой трубе. Связь при этом не прерывалась! Тогда он решил увеличить дистанцию, и стал выходить на улицу. Эмерсон заметил, что сигнал был гораздо лучше, если он стоял не на тротуаре, а на земле. И он был еще лучше, если оборванный провод поднимать над головой (чуть позже это назовут антенной). Сам профессор думал, что сигнал идет по почве, и в тот момент (опыты закончил в 1882 году) он даже не осознал, что создал радио. На 5 лет раньше открытия Герца и на много лет раньше Попова и Маркони. 


Он подал заявку в патентное бюро, и только 5 октября 1886 года получил патент на «Способ электрической коммуникации» (US Patent № 350.299, A.E. Dolbear “Mode of Electric Communication”). В ходе опытов Эмерсон пришел к великому открытию и изобрел принципиально новое устройство, даже не понимая, как оно работает! Быть может, и в Патентном Бюро никто этого не понимал, поэтому там тянули с выдачей патента 4 года. 


На склоне лет

Но он все меньше уделял внимания бизнесу, и сконцентрировался на преподавании и научной деятельности. Уже после открытия Маркони, в 1899 году, он продал свой патент Компании Беспроводного Телефона и Телеграфа Новой Англии (The New England Wireless Telegraph and Telephone Company) и та пыталась судиться с Маркони, но безуспешно.

Сам профессор Долбеар писал научные трактаты и учил студентов. Одним из последних его открытий было использование сверчка в качестве термометра. Он выявил связь между количеством стрекотаний сверчка в минуту и температурой воздуха, и это курьезное открытие назвали законом Долбеара. 

В 1906 году он уже не смог преподавать из-за своей продолжительной болезни, а 23 февраля 1910 года скончался. Некоторыми его открытиями воспользовались конкуренты, но все же они продвинули прогресс телефонии. Некоторые его открытия опередили свое время, но не были использованы вовремя. В памяти людей он навсегда остался как добрый и отзывчивый человек, прекрасный семьянин и замечательный профессор. 

А еще благодаря ему вы сможет сверять температуру по стрекотанию сверчка.


Список использованной литературы:


    Dolbear, Inza S. Amos Emerson Dolbear: A Biography. 1963.

    US Patent № 350.299, A.EDolbear “Mode of Electric Communication, Patented Oct. 5 1886.