news

Ларс Магнус Эриксон

Знаменитый шведский изобретатель Ларс Магнус Эрикссон родился 5 мая 1846 года в деревушке Вегербол в семье небогатых фермеров. Он был шестым ребенком из девяти и уже в 12 лет потерял отца. Мальчик рано начал работать - с 14 лет он трудился шахтером и кузнецом, а спустя шесть лет обосновался в Стокгольме, где устроился работать в электромеханических мастерских Öller & Co (чинил телеграфное оборудование), а вечером изучал математику, материаловедение, черчение, английский и немецкий языки.

По рекомендации своего учителя Антона Хенрика Оллера талантливый и целеустремленный юноша получил правительственный грант и смог поехать учиться и работать в индустриально более развитые страны. Несколько лет – с 1872 по 1875 год - Эрикссон провел в Германии и Швейцарии, изучая новейшие электротехнологии и работая на своих будущих конкурентов: сначала в Берлине, в Siemens & Halske, затем в Берне, в Hasler & Escher. Набравшись опыта и знаний, в 1875 году Ларс Магнус вернулся в Стокгольм. И в год своего 30-летия, 1 апреля 1876 года, вместе с коллегой по прежней работе в Öller & Co Карлом Андерссоном основал электромеханическую мастерскую LM Ericsson & Co (LME), где предполагал заниматься ремонтом телеграфных аппаратов и сигнального оборудования.

Но вскоре в мастерскую стали приносить и первые телефоны – трубки Белла, а также их усовершенствованные копии производства немецкой фирмы Siemens & Halske.  Взяв на вооружение модель Сименса, Эрикссон вскоре начал выпускать телефонные аппараты собственного производства — они были дешевле американских и при этом лучше передавали звук!

Телефоны тогда производили и продавали парами – например, для связи дома с мастерской или магазина со складом. Свою первую пару телефонов Ларс Магнус Эрикссон продал в конце 1878 года. Аппарат назывался «магнитный телефон с сигнальным свистком».


Первый телефон Эрикссона.png

Первый телефон Эрикссона


 Такие аппараты были и приемником, и передатчиком речи. Но вскоре функции приема и передачи звука навсегда разделились - в Америке был изобретен микрофон, и трубка Белла превратилась лишь в наушник телефонного аппарата.

В 1880 году Эрикссон разработал свою собственную версию микрофона – его «спиральный» микрофон передавал голос намного лучше американских аналогов.


Первый «спиральный» микрофон Эрикссона.png

Первый «спиральный» микрофон Эрикссона


Еще через несколько лет, в 1888 году, был запатентован знаменитый микрофон Эрикссона на основе угольных гранул.

Талантливый изоретатель, Эрикссон был автором большинства разработок своей фирмы.  Его аппараты отличали великолепное качество передачи звука, а также высокие стандарты отделки и изысканный дизайн .

Это были не просто средства связи, это были настоящие произведения «телефонного» искусства. Даже внешне они сразу выгодно выделялись среди конкурентов.


Настенный аппарат Эрикссона с дощечкой для письма.png

Настенный аппарат Эрикссона с дощечкой для письма


Первый настольный телефон Эрикссона – «Такса».png

Первый настольный телефон Эрикссона – «Такса»


В 1881 году появляется знаменитый настенный телефон в деревянном корпусе с индуктором, а в 1884 – легендарный настольный телефон, который стал называться «Такса» (или «Скелет»). В разных вариациях эти две модели телефонов выпускались сотнями тысяч, а то и миллионами экземпляров вплоть до начала 1930-х годов, то есть в течение 40 лет! Они также повлияли на дизайн бесчисленного множества телефонов других производителей по всему миру.

Еще одно очень выгодное свойство основателя компании – он был отличным организатором производства, умело проводил жесткое экономическое управление фирмой без ущерба для качества и дизайна продукции. И компания процветала и расширялась!

Позднее, когда молодое предприятие LM Ericsson & Co перешагнуло шведские границы, одной из самых важных стран для фирмы на международном рынке стала Россия. В 1897 году в Санкт-Петербурге заработал телефонный завод LM Ericsson & Co. И производство развернулось так широко, что российский телефонный рынок сбыта превзошел шведский по объему и значению для фирмы.

В российских научно-популярных изданиях можно было найти подробную инструкцию, как заменить на распространенных тогда в стране американских телефонных аппаратах Белла микрофоны на гораздо более качественные шведские от Эрикссона.

Так, например, в книге «Телефонъ и дополнительные приборы» 1910 года под редакцией С.Гречихина прямо говорится: «На правительственных сетях в России почти повсеместно введены микрофоны Эриксона, благодаря своего высокому качеству и безукоризненной передаче звуков, почему в настоящее время практикуется к существующим аппаратам Белля приспособлять эти микрофоны». И далее следуют рекомендации, как это можно сделать.

Первой телефонной компанией в Москве стала американская фирма Белла – в 1882 году она купила концессию на московскую городскую телефонную сеть и до 1901 года снабжала Первопрестольную телефонными аппаратами и коммутаторами и обеспечивала в городе связь.

Следующий конкурс на городскую сеть Москвы в 1901 году выиграло специально образованное Шведско-Датско-Русское телефонное акционерное общество (рис.6). Его основали шведы Л.М.Эрикссон и Х.Т.Седергрен не без содействия императрицы Марии Фёдоровны, в девичестве – датской принцессы Дагмар. Она была рада поспособствовать развитию более тесных отношений между своим отечеством и новой родиной. К этому времени в России уже действовал телефонный завод L.M.Ericsson & Co в Санкт-Петербурге, а шведская компания телефонизировала несколько крупных российских городов: в 1893 году - Киев, в 1896 — Харьков, в 1897 — Ростов, в 1900 — Ригу, Казань и Тифлис.


Логотип Шведско-Датско-Русского Телефонного АО.png

Логотип Шведско-Датско-Русского Телефонного АО


Выиграть тендер на московскую сеть шведам помог мудрый расчет: при американцах абонентская плата стоила баснословных денег – 250 рублей в год, при шведах она снизилась более чем втрое – до 79 рублей! И москвичи поняли, что телефонная связь - это доступно, удобно и совершенно необходимо!

Чтобы удовлетворить растущий спрос, шведы закладывают новую огромную по тем временам ручную телефонную станцию в Милютинском переулке, её номинальная ёмкость была самой большой в Европе - 60 000 номеров. Обслуживать ее должны были около 1000 телефонисток.

Первый корпус станции - красивое здание с элементами стиля модерн - было построено за пару лет и сдано в эксплуатацию в 1904 году.


первый корпус Центральной телефонной станции в Москве.png

Милютинский пер., 5 - первый корпус Центральной телефонной станции в Москве


На фото из книги «The Ericsson Chronicle» запечатлён аппаратный зал Центральной московской телефонной станции. Особый колорит снимку придает большой красивый русский самовар на переднем плане!


Аппаратный зал станции.png

Милютинский пер., 5 – Аппаратный зал станции


Через несколько лет по красной линии Милютинского переулка было выстроено еще одно здание станции – его входную арку украшают две каменные скульптуры с телефонами в руках: слева - улыбающаяся девушка-телефонистка, справа – разъяренный мужчина-абонент. Здания станции сохранились до наших дней.


Входная арка во второй корпус станции.png

Входная арка во второй корпус станции


Одновременно с запуском станции пришлось менять все телефоны подключенных к ней московских абонентов на новые – уже системы центральной батареи (ЦБ). Это означало, что аппараты уже не нуждались в батареях – все батареи теперь размещались на станции. Не нуждались телефоны и в индукторах – при снятии трубки с рычага сразу же на станцию к телефонистке поступал сигнал вызова. Аппараты стали легче и проще, звонить стало дешевле и удобнее.

Кроме того, одновременно со строительством станции в Москве шведы стали прокладывать подземные телефонные кабели, и из города постепенно исчезли многочисленные телефонные столбы с висящими на них проводами.    Вклад Шведско-Датско-Русского Телефонного общества в телефонизацию Москвы трудно переоценить.

На полную мощность станция в Милютинском смогла заработать только к 1914 году - перед Первой Мировой войной. Война и послевоенные революционные события имели трагические последствия для нашей страны. Передовые предприятия останавливались, многие из владельцев бизнеса были вынуждены уехать из России. Страну ждала разруха.

После смены режима телефонные заводы в Петербурге, в том числе – и завод Эрикссона, были национализированы, а Центральная телефонная станция – опустела, телефоны в Москве замолчали на месяц.

В 1922 году петроградский завод L.M.Ericsson & Co был переименован в «Красную зарю». Со временем именно он стал ведущим из 11-ти предприятий Треста электротехнических заводов слабого тока в СССР.

Потеря российских активов была серьёзным ударом для компании L.M.Ericsson & Co. Последовавшая затем в 1930-е годы Великая Депрессия в Америке и Европе также принесла много проблем. Но компания выстояла и осталась на плаву. И продолжает активно развиваться до сих пор, оставаясь источником инноваций в сфере телекоммуникаций и производя продукты неизменно высокого качества!

Среди ее достижений есть легендарные 500-контактные телефонные искатели и первые

цифровые телефонные станции AXE, передовые мобильные системы различных поколений

от NMT до 5G, а также язык программирования Erlang – его используют в WhatsApp, Amazon

и Facebook.

Сам же основатель фирмы Ларс Магнус Эрикссон ушел с поста президента своей

 процветающей компании в 55 лет в 1901 году. А через два года навсегда покинул ее стены –

в очередной рабочий день простился с коллегами фразой: «Я ухожу. Спасибо и до свидания»

и больше не вернулся на завод.

Современники отмечали, что он был скромным человеком и не любил суеты и почестей в свой адрес. Он отказался от звания почетного доктора Стокгольмского университета и обычно уезжал путешествовать, если узнавал о предстоящем чествовании.

Очень характерную историю поведал один из его сотрудников: в день 50-летия босса группа певцов из компании пришла к нему домой поздравить юбиляра пением. Однако им пришлось петь в пустой комнате – Ларс Магнус к ним так и не вышел. Лишь спустя несколько дней Эрикссон лично тепло поблагодарил коллег за пение – он наслаждался им в соседней комнате и постеснялся выйти.

Отойдя от дел, Ларс Магнус Эрикссон занялся сельским хозяйством и построил образцовую ферму.

Через четверть века в 1926 году он умер в возрасте 80 лет.  По его просьбе никакого надгробия на могиле не установили.

Памятник Эрикссону был установлен лишь через 100 лет со дня его рождения – в 1946 году, в его родной деревне.

А созданная им компания прославила его имя на весь мир и стала символом качества и высоких технологий.

Список литературы:

  1. John Meurling, Richard Jeans. The Ericsson Chronicle. 125 years in telecommunications. — Telefonactiebolaget LM Ericsson and the authors. — Stockholm, Sweden: Informationsforlaget, 2000. (на англ.языке) — С. 22-27, 39-41, 51-75.

  2. Телефонъ и дополнительные приборы, сост. С.Гречихинъ – М., Книгоиздательство П.А.Брейтигама – 1910 год, с. 19-22.

  3. [Электронный ресурс] About Ericsson - Corporate information – Официальный сайт компании Ericsson

  4. [Электронный ресурс] L M Ericsson - History (telephonecollecting.org) – Cайт австралийского коллекционера Боба Эстрейха

  5. [Электронный ресурс] Телефонный музей Томаса Сёдерблома (soderblom.se) – Сайт шведского коллекционера Томаса Сёдерблома

  6. [Электронный ресурс] Центральная телефонная станция в Милютинском переулке.: vladimirtan — ЖЖ (livejournal.com)

  7. [Электронный ресурс] https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%AD%D1%80%D0%B8%D0%BA%D1%81%D1%81%D0%BE%D0%BD,_%D0%9B%D0%B0%D1%80%D1%81_%D0%9C%D0%B0%D0%B3%D0%BD%D1%83%D1%81


Урумян Тамара
экскурсовод, хранитель Музея истории телефона