Заказать экскурсию
news

Евгений Викторович Колбасьев (1862-1918)

Евгений Викторович Колбасьев (1862 – 1920) родился 3(15) июня 1862 года в Одессе в дворянской семье. Видимо, на роду ему было написано связать свою судьбу с морем, и потому всю свою жизнь провел Евгений Викторович в приморских городах: учился в Морском училище в Петербурге, служил в Кронштадте, а погиб – в Севастополе.

После окончания Морского училища в 1883 году мичман Колбасьев становится учеником, а в дальнейшем – одним из первых преподавателей и изобретателей-рационализаторов первой в России Водолазной школы в г.Кронштадте.

Хотя первые водолазные аппараты на российских военных судах появились еще в 1861 году, но систематической подготовки военных водолазов в стране не было, а работы водолазов-самоучек на флоте проводились редко, нерегулярно и на таком низком уровне, что командиры судов нередко предпочитали в дальних водах своим водолазам — наемных ныряльщиков: арабов, малайцев, китайцев и т. п.

После окончания русско-турецкой войны 1877-1878 годов потребность в профессиональных водолазах возросла и привела к основанию 23 апреля (5 мая) 1882 года указом Императора Александра III Водолазной школы в Кронштадте (КВШ).

        В память об этом событии в 2002 году по указу Президента в России появился новый профессиональный праздник - День Водолаза, его отмечают 5 мая.

Все портовые подводные работы до 1882 г. исполнялись так называемыми «вольными водолазами», которые заимствовали друг от друга неправильные взгляды на свое ремесло, имели в большинстве случаев плохие помпы, ненадежные аппараты и зачастую становились жертвами своего незнания и легкомысленного отношения к этому опасному ремеслу. Они же до учреждения Водолазной школы в Кронштадте привлекались для обучения водолазному делу молодых матросов.  Высокооплачиваемые «вольные водолазы»-учителя совсем не были заинтересованы вырастить себе на смену более дешевого конкурента и не старались надлежащим образом выучить матроса, показав ему суть дела; напротив, они скорее запугивали ученика, чем обучали его. Редкому ученику удавалось спуститься под воду раза 3-4 за весь учебный сезон, и то лишь на глубину гавани – до 4 сажен. Изучение же аппарата не шло далее простого детального его осмотра под руководством безграмотного учителя-водолаза.

И потому после учреждения Кронштадтской водолазной школы ее преподавателям пришлось организовывать процесс обучения практически с нуля: заниматься переводами, создавать учебные пособия, инструкции, чертежи, сводить в одно целое собственные наблюдения и решать спорные вопросы на   общих собраниях. Но уже за первые четыре года своего существования школа дала флоту до 200 обученных водолазов.

Школа ставила перед собой три главные задачи:

1) Важнейшая — выпуск рядовых водолазов для флота, которые умели бы правильно достигать больших глубин и работать под водой основательно и без вреда для своего здоровья.

2) Подготовка водолазных старшин и инструкторов, достаточно изучивших дело, для руководства серьезными работами.

3) Привлечение к водолазному делу офицеров, которые стали бы руководителями изученного ими водолазного дела, сведущими людьми в комиссиях и приемках, и в то же время могли бы следить за всеми усовершенствованиями и развитием водолазного дела как в России, так и за границей.

        Одним из таких офицеров первой когорты выпускников школы, привлеченных к ее работе, и становится Евгений Викторович Колбасьев.

       Курс обучения в школе был разделен на две части:  зимний курс (в школе) – теоретический и практический, с разборкой и изучением водолазных аппаратов, а также погружениями в школьный бак двухсаженной глубины (около 4 м); и летний курс (в Водолазной партии) — чисто практический, он проводился 3-4 месяца в финских шхерах, где учащиеся погружались в воду на разные глубины до 22 морских сажен (около 40 м).

       В Водолазной партии курсанты участвовали в практических водолазных работах: чистили винты судов, вели поиски утонувших якорей и мин, а в июле 1891 года вместе с преподавателями приняли участие в работах по подъему парохода-фрегата «Владимир», затонувшего на кронштадтском рейде. Дальше список уникальных работ, в которых принимали участие выпускники и курсанты школы, лишь расширялся. В 1894 году они участвовали в поиске на большой глубине броненосца «Русалка», два года спустя вели водолазные работы подо льдом, обеспечивая снятие с мели крейсера «Россия», а в 1905-м, во время перехода 2-й и 3-й эскадр с Балтики на Тихий океан, сумели на плаву отремонтировать рули крейсеров «Жемчуг» и «Изумруд» и миноносца «Громкий».

        К этому времени на груди полусотни офицеров, успешно закончивших обучение в водолазной школе, красовался особый знак, рисунок которого был учрежден в 1897 году Императором Николаем II к 15-летию школы - расположенная по кругу якорная цепь, внутри которой — два перекрещивающихся адмиралтейских якоря с наложенным на них водолазным шлемом.

Нагрудный-знак-Офицер-Водолазной-школы.jpg

Нагрудный знак офицера Водолазной школы

         Научные труды и изобретения, сделанные преподавателями Школы водолазов, вывели Россию в лидеры как по водолазной технике, так и по достигнутым глубинам. Именно ученики Школы первыми освоили 60-метровую глубину, а в 1894 г. водолаз Арсений Коротаевский первым в мире спустился на глубину 70 метров. Не редки также стали запросы заграничных консульств по вопросам водолазного снаряжения и оборудования.
В статье «Водолазная школа» (БЭ, 5 том, под ред. С.Н. Южакова и проф. П.М. Милюкова СПб, 1901) отмечалось, что «несмотря на недавнее существование Школы, водолазное дело в России сделало большой шаг вперед; все водолазные аппараты и их принадлежности в настоящее время выделываются в России, а благодаря трудам докторов Храбростина и Шидловского, лейтенантов Колбасьева, Кононова, мичмана Серичевского и поручика Бровкина в водолазное дело введены различные технические усовершенствования и приспособления. Польза, приносимая выпускниками Школы, велика».

         Со дня основания и до 1917 года школа выпустила 2695 специалистов: водолазов, водолазных старшин и офицеров – руководителей водолазных работ.

         Выпускник КВШ 1884 года мичман Е.В.Колбасьев оказался талантливым изобретателем водолазного снаряжения. Им были разработаны корабельный и подводный телефоны и система телефонной связи с водолазом, а также способ подводного освещения.

Кроме того, Колбасьев – автор оригинальной конструкции плавучей мины и нескольких проектов подводных лодок, в одном из которых предусматривалась установка торпедных аппаратов системы Колбасьева, обеспечивавших залповую стрельбу.

         В числе первых его изобретений - водолазная помпа, которая оказалась надежнее заграничных образцов.  

         В августе 1889 года специальной комиссии, состоящей из преподавателей КВШ, была представлена пояснительная записка мичмана Колбасьева «о предложенных им телефонах и электрическом фонаре, изготовленных им для применения… при спусках водолазов под воду». Члены комиссии «нашли, что как телефоны, так и электрический фонарь…лучше всех систем, предложенных ранее, по своей компактности, простоте, дешевизне и силе, с какою передавался разговор с водолазом, и как сильно было освещение… при учебных спусках…» Комиссия постановила ходатайствовать об их приобретении и о снабжении ими водолазных аппаратов на судах флота.

         Летом и осенью 1891 года, когда преподаватели и ученики КВШ принимали активное участие в работах по подъёму затонувшего на Кронштадтском рейде парохода-фрегата «Владимир», параллельно проводились также поверочные испытания практических навыков учеников-водолазов. «Не желая отрывать всех водолазов от работ на затонувшем пароходе-фрегате «Владимир», комиссия …произвела испытание степени практической подготовки, как обучающихся офицеров, так и нижних чинов…» прямо в ходе работ. Наблюдая за их исполнением, «комиссия заключила, что… ученики школы настолько подготовлены, что нисколько не затрудняются при работах», а кроме того, «водолазы прекрасно освоились с телефонами и фонарями Колбасьева,… и те и другие действуют прекрасно и вполне необходимы для водолазов».

       Телефонная трубка системы Колбасьева представляла из себя полноценный электромагнитный телефон или трубку Белла и служила и приемником, и передатчиком звука. Плоская форма трубки достигалась благодаря лепестковой форме магнитов аппарата. Магниты размещены в круглом  латунном никелированном корпусе, на который надета крышка из ореховой или грушевой древесины, являющаяся акустическим рупором. Крышка телефона имеет резьбу, вращением крышки можно приблизить мембрану к магнитам и полюсной катушке, тем самым регулируя громкость. Первая телефонная станция Колбасьева состояла из трех телефонов: два закреплялись в шлеме водолаза как микрофон и наушник, а один оставался у старшины команды на корабле. Несмотря на шум поступающего и выпускаемого из шлема воздуха, телефоны Колбасьева достаточно внятно передавали речь.

              Телефонная_трубка_Колбасьева.png

               Телефонная трубка Е.В.Колбасьева.

           Изначально для связи в водолазном деле использовался сигнальный трос. В 1870-е годы делались попытки применить для этих целей электрические средства сигнализации, но они оказались малоэффективными.

Кардинально проблему удалось решить только с появлением телефона. Е.В. Колбасьев начал заниматься подводной телефонией в 1886 году, и только через 10 лет, в 1896 году, его работа была завершена и система прошла в Севастополе успешные испытания.

         В существовавших в то время телефонных линиях связи в канал поступал как полезный, так и паразитный сигнал (источником которого был окружающий шум от волн, работы машин, выстрелов артиллерии), что заметно снижало разборчивость речи. Для подавления паразитного сигнала Колбасьевым была предложена так называемая трехпроводная система, действие которой было основано на следующем. Паразитный сигнал, воздействующий на оба микрофона, подавлялся за счет встречного (противофазного) включения прямой и обратной цепи и наличия общего провода (на рис. 4 а - этот участок цепи расположен между положительным и отрицательным полюсами питающих батарей). Полезный же сигнал воздействовал только на один из микрофонов, и поэтому не подвергался такому подавлению.  Колбасьевым на это устройство была получена привилегия.          С появлением схем телефонных аппаратов с дифференциальными трансформаторами необходимость в использовании третьего провода отпала.

Принципиальная_схема_соединения_двух_телефонов_Колбасьева.png

а - принципиальная схема соединения двух телефонов по трехпроводной схеме Е.В.Колбасьева;  б – схема телефонного аппарата с батарейным вызовом.

          В 1890-е годы Е. В. Колбасьев преподавал в КВШ, а также активно сотрудничал с А. С. Поповым.  Совместно с А.С. Поповым Е.В. Колбасьев в 1892 году учредил Кронштадтское отделение Русского технического общества, в работе которого принимал самое деятельное участие.    

          В 1893 году в Кронштадте на углу Козельского пер. и Северного бульвара в доме №2 (ныне – угол ул.С.Надсона и ул.Восстания, д.82,  дом не сохранился) была открыта мастерская братьев Е.В.  и В.В. Колбасьевых, в которой изготавливались элементы водолазного снаряжения, судовые телефоны системы Е.В.Колбасьева, аппараты сигнализации, а позднее опытные радиостанции, в разработке которых участвовал А. С. Попов.

Эта мастерская сыграла важную роль в оснащении русского флота, в том числе и радиостанциями системы А.С. Попова.

         Практически все образцы приборов Попова в 1896–1898 гг. были изготовлены в  этой мастерской. Попов и Колбасьев вместе участвовали в работе Чикагской выставки 1893 г., где Евгений Викторович представлял целый стенд с аппаратурой своей мастерской.

         В 1893 году КВШ приняла участие во Всемирной выставке в Чикаго, куда был командирован лейтенант Е. В. Колбасьев. Водолазной школой экспонировались «2 телефонные станции… и 1 станция освещения» Е. В. Колбасьева.

         Кроме того, на выставке было представлено водолазное снаряжение. Отправленный «на выставку водолазный аппарат со всею принадлежностью» имел «некоторое отличие от остальных систем водолазных аппаратов и выработан офицерами водолазной школы». На английский язык были переведены «Правила предосторожностей при спусках водолаза в воду» и «Правила обращения с водолазными аппаратами», которые раздавались на выставке. Экспозиция, несмотря на её скромный масштаб, имела успех, а КВШ получила награду - Школе присудили бронзовую медаль и почетный диплом за изобретения и усовершенствования в водолазной технике (телефон Е.В. Колбасьева, клапан Ф.И. Шидловского).
        Эта же экспозиция была представлена в следующем 1894 году на выставке в Антверпене.

         В 1899 году вместе с А.С. Поповым и П.Н. Рыбкиным Евгений Викторович Колбасьев принимал активное участие в проведении первых в мире испытаний аппаратуры беспроводного телеграфирования, изготовленной в его мастерской в Кронштадте – испытания проводились в Финском заливе и на судах практической эскадры Черноморского флота.

            Е. В. Колбасьев командовал миноносцем № 115, задействованным в опытах с аппаратурой А. С. Попова в Финском заливе, и при его участии проводили опыты А. С. Попов, П. Н. Рыбкин и Д. С. Троицкий. Сеансы радиосвязи проводились между фортом «Константин» и миноносцем № 115, между мастерской Колбасьева (летом 1899 г. на доме поставили радиомачту) и фортом «Константин».

Форт «Константин» когда-то был самым мощным фортом Кронштадтской крепости. Именно с него вдали виден 3-й южный форт «Милютин», на котором помощник А. С. Попова П. Н. Рыбкин и капитан Кронштадтского военного телеграфа Д. С. Троицкий обнаружили «детекторный эффект», обеспечивающий возможность приема сигналов, передаваемых с помощью электромагнитных волн, на слух.   В начале мая 1899 г. А. С. Попов уезжал за границу для ознакомления с опытом преподавания электротехники и развития беспроволочной телеграфии в Европе. Перед отъездом он оставил своим помощникам – П. Н. Рыбкину, Д. С. Троицкому и Е. В. Колбасьеву – перечень вопросов, которые должны были быть выяснены до его возвращения. Станция на «Константине» уже была, на «Милютине» станцию строили заново. Неожиданно выяснилось, что сигналы с «Константина» не принимаются. Исправность монтажа проверяли с помощью телефонных наушников. Когда их подключили к зажимам когерера, то работа радиостанции «Константина» стала слышна отчетливо. Первый прием радиосигналов на телефоны был осуществлен на расстоянии примерно 4,5 км – расстояние между фортами «Константин» и «Милютин». Повторили опыт на расстоянии 28 км между фортом «Константин» и поселком Лебяжье, находящимся на южном берегу Финского залива. Убедившись окончательно в открытии нового явления, П. Н. Рыбкин и Д. С. Троицкий послали А. С. Попову в Швейцарию телеграмму: «Обнаружили новое свойство трубки принимать упрощенно замечательно чувствительна». Получив столь интересное сообщение, Александр Степанович 14 июня 1899 г. был уже в Кронштадте. На основе «детекторного эффекта» А. С. Попов создал «телефонный приемник депеш», которые изготавливали Кронштадтская радиомастерская и французская фирма Дюкрете. 

         Летом 1900 г. в Париже проходила Всемирная промышленная выставка, на которой демонстрировались грозоотметчик А. С. Попова, изготовленный в кронштадтской мастерской Е.В. Колбасьева, и корабельная радиостанция парижской фирмы Дюкрете под маркой «Попов−Дюкрете−Тиссо» («Popoff–Ducretet–Tissot»). А. С. Попов как участник выставки был удостоен именной золотой медали и диплома.

        В деятельности мастерской братьев Колбасьевых был период серьезного противостояния с конкурентом - петербургским «Электротехническим заводом Н.К.Гейслер и Ко», который стремился вытеснить телефонную аппаратуру кронштадтской мастерской и завоевать рынок для своей продукции в русском флоте. Но проведенные сравнительные испытания корабельной  аппаратуры связи показали преимущества телефонов кронштадтской мастерской.  И в 1904 году Морской технический комитет передал капитану 2-го ранга Колбасьеву заказ на телефонизацию судов русского флота (на больших судах тогда устанавливалось до 40 телефонных аппаратов).

       Со временем аппаратура Колбасьева появилась на броненосцах «Потемкин», «Бородино», «Орел», крейсере «Олег» и других военных судах.

       Однако интересы и взгляды Евгения Викторовича были гораздо шире узких рамок корабельной связи – главным его детищем должен был стать проект электрической диверсионной подводной лодки, которую в 1901 году собрали в обстановке строжайшей секретности в мастерских Кронштадтского порта под руководством видного русского кораблестроителя Николая Николаевича Кутейникова.  

         Подводный миноносец назвали в честь матроса – героя обороны Севастополя Петра Кошки. По своим характеристикам лодка была уникальной для той эпохи, а при ее сборке впервые был применен секционный метод строительства, разработанный Кутейниковым. В ее экипаж входили три человека – офицер и два нижних чина. В разобранном виде подлодка помещалась в обычном железнодорожном вагоне, процесс сборки занимал шесть часов.

Впервые информация о подводной лодке появилась в газетах в 1902 году – вот что писали Московские ведомости 4 (17 июня) 1902 года :

«Подводная лодка лейтенанта Колбасьева.

На днях, как сообщают газеты, в опытном бассейне Морского ведомства в Петербурге, в присутствии управляющего морским министерством генерал-адъютанта адмирала П.П.Тыртова и многих флотских офицеров, протоиереем о.Иоанном Кронштадтским совершено было освящение новой подводной лодки лейтенанта Е.В.Колбасьева. Лодка почти совсем готова. Предстоит лишь сделать некоторые изменения и дополнения в деталях сооружения.

Лейтенант Колбасьев назвал свою лодку «Матрос Петр Кошка» в честь известного героя Севастопольской обороны, смелые и неожиданные действия которого имели много общего с задачами, преследуемыми подводною лодкой.»

А в ноябре того же года появилась заметка в ежедневной газете «Новости дня»:

«Строителю подводной лодки лейтенанту Колбасьеву выдано денежное вспомоществование от правительства, в размере 50 тыс.руб., на работы по окончанию постройки лодки. До этого времени сооружение лодки производилось на средства самого Колбасьева.»

Россия._Подводная_лодка_-Петр_Кошка-.__1901г.__СПб._e1.jpg

 Россия. Подводная лодка «Петр Кошка»

       В дальнейшем лодку по железной дороге отправили в Севастополь, но испытания были неудачными, и в конечном счете грандиозный проект Колбасьева так и не был доработан и завершен.        

Увы, подлодка встала в Севастопольской бухте, а ее создатель вышел в отставку в чине капитана 1-го ранга, остался в Севастополе и приобрел один из устричных заводов вблизи Килен-балки.

Во время Первой Мировой войны Е.В.Колбасьев вновь был призван на действительную службу в Балтийском флоте -  как изобретатель и конструктор эффективного прибора для «переделки мин заграждения по типу дрейфующих», работа над которым велась по заданию Морского генерального штаба и командующего Черноморским флотом, он был прикомандирован к Главному управлению кораблестроения и подчинен непосредственно начальнику мин и траления, а в ноябре 1917 года  - окончательно уволен со службы «с мундиром и пенсией».

        За долгие годы службы Евгений Викторович был награжден орденами Св. Станислава 3 степени (1 января 1890), Св. Анны 3 степени (6 декабря 1894), Св. Владимира 4 степени (14 мая 1896) и медалью в память царствования императора Александра III (1896).

        Но случившаяся революция и Гражданская война перечеркнули жизнь не одного поколения русских людей, верой и правдой служивших Отечеству.  В урагане послереволюционных событий пострадали многие члены семьи дворянина  Е.В.Колбасьева.

        Жизнь самого Евгения Викторовича закончилась трагически - 20 ноября 1920 года он был убит под Севастополем бандитами из числа местных татар. В записи о смерти и погребении указано, что он погиб от револьверной пули и захоронен на кладбище монастыря Св. Климента в Инкермане.

       Жертвами политических репрессий стали два его брата: Юрий Викторович Колбасьев, до революции статский советник, старший помощник обер-секретаря Судебного департамента Сената, был расстрелян в 1918 году в ответ на убийство Урицкого; Виктор Викторович Колбасьев — действительный статский советник, товарищ председателя X отделения Санкт-Петербургского окружного суда, был расстрелян в 1919 году в Киеве вместе с сыновьями Михаилом и Андреем как «активный монархист».

       Не избежал расстрела и племянник Е.В.Колбасьева – Сергей Адамович Колбасьев, моряк, изобретатель, переводчик-полиглот, известный писатель-маринист, знаток и популяризатор джазовой музыки. Вот что пишет о нем  «Морской энциклопедический словарь» (СПб., 1993):

«Колбасьев Сергей Адамович (1899-1937) — русский и советский военный моряк, писатель-маринист. С 1915 г. учился в Морском корпусе в Петрограде, находился в практических плаваниях на Балтийском (1916) и Черном (1917) морях. В июне в Петрограде поступил добровольцем в РККФ, осенью на эсминце «Москвитянин» перешел по Волге из Петрограда в Астрахань. В дальнейшем — на командных должностях на Балтийском, Каспийском, Азовском и Черном морях, на Волге. В 1919 году участвовал в обороне Петрограда, в 1920 году командовал дивизионом канонерских лодок Азовской военной флотилии. В 1922 г. в «Морском сборнике» опубликована его историческая работа «Записки о боевой деятельности Азовской флотилии в 1920 году». В 1920 г. возглавил Оперативный отдел штаба начальника Действующей эскадры Черного моря, командовал дивизионом миноносных истребителей и сторожевых катеров; с середины 1921 г. — командир тральщика «Клязьма» Балтийского флота. По ходатайству наркома просвещения А.В. Луначарского в феврале 1922 г. Колбасьев уволен с флота и направлен в издательство «Всемирная литература». В 1923-1924 гг. — переводчик в советском посольстве в Афганистане и до 1928 г. — в Торгпредстве СССР в Финляндии. В 1929-1930 гг. проходил военно-морскую переподготовку на курсах Осоавиахима при военно-морской академии. В 1931 г. стажировался в должности помощника командира эсминца «Калинин», в 1932 г. — на действительной службе: вахтенный начальник эсминца «Карл Маркс» и дивизионный связист 2-й дивизии миноносцев Краснознаменного Балтийского Флота. Находясь в запасе, весной 1937 г. переаттестован в военные переводчики (интендант 3 ранга). В апреле 1937 г. арестован органами НКВД. Реабилитирован посмертно в 1956 г. Его литературная деятельность началась в 1920 г. в военно-морских периодических изданиях («Морской сборник», «Красный флот», «Красный Балтийский флот»); отдельным изданием вышла поэма «Открытое море». С начала 1920-х гг. стихи Колбасьева включались в литературно-художественные альманахи «Островитяне» и «Недра», рассказы, статьи и очерки публиковались в массовых журналах «30 дней» и «Вокруг света»… Колбасьев известен как талантливый изобретатель и популяризатор научно-технических знаний, в т.ч. по радиоделу, был один из первых советских теоретиков и пропагандистов джазовой музыки».

         Пострадали или были вынуждены эмигрировать и четверо из шести детей Е.В.Колбасьева в браке с Лидией Александровной Кобылиной (1862-1943). У супругов было четверо сыновей: Виктор, Александр, Евгений, Михаил и две дочери: Наталья и Вера.

       Избежали эмиграции или репрессий только Евгений и Вера.

       Виктор Евгеньевич (1888-1922) и Александр Евгеньевич (1891-1976) революцию не приняли и в 1919 году эмигрировали из Крыма в Константинополь.

Александр Евгеньевич Колбасьев - морской летчик с 1916 года, служил на Черноморскомфлоте, за боевые заслуги награжден орденами Св. Анны и Св. Станислава 3-ей степени. После революции служил в Русской Армии у Врангеля. В эмиграции из Константинополя переехал в Марсель, а затем – в Париж. Член Союза морских офицеров в Константинополе, член Союза русских лётчиков во Франции. Похоронен на кладбище Сент-Женевьев де Буа на участке Русских Летчиков.

        Михаил Евгеньевич Колбасьев (1899 — 1918) также служил у белых и погиб в результате несчастного случая в Крыму.

       Наталья Евгеньевна Колбасьева (по мужу – Кобылина) (1889 – 1942) закончила инженерно-строительный факультет Петербургских женских политехнических курсов в 1914 году и стала одной из первых в нашей стране женщин-инженеров. После революции трудилась инженером, но в октябре 1929 г. была арестована по обвинению в «контрреволюционной деятельности» и через год, после неудачной попытки покончить с собой, получила срок 10 лет. В 1932-1933 годах Наталья Евгеньевна трудилась на строительстве Беломоро-Балтийского канала в должности старшего прораба, то есть специалиста высшей квалификации.

       Постановлением ЦИК СССР от 4 августа 1933 года за «исключительно добросовестное» руководство строительством водопуска на Хиж-озере Наталья Евгеньевна была награждена орденом Трудового Красного Знамени — она оказалась единственной женщиной среди девяти инженеров Беломорстроя, получивших этот орден.

После завершения Беломоро-Балтийского канала Наталью Евгеньевну направляют на строительство канала Москва-Волга. С 1934 по 1937 год инженер Н.Е. Кобылина состояла в штате Дмитлага. В этот период с нее была снята судимость. В 1934 году награждена значком Ударника «Москва-Волгострой».

      Во второй раз Н.Е.Кобылина была арестована 9 декабря 1941 года за «контрреволюционную агитацию» в поселке Никольское (ныне – Шексна Вологодской обл.)  - по воспоминаниям родственников, её арестовали за то, что она, не выполнив распоряжения о сдаче радиоприемников, вместе со своими знакомыми слушала передачи западных радиостанций. Опасаясь, что ее приговорят к высшей мере, Наталья Евгеньевна покончила с собой в камере, повесившись на простыне.

      Несмотря на обращения родных (брата Евгения и сестры Веры) в КГБ СССР в 1963 году, Наталья Евгеньевна Колбасьева-Кобылина так и не была реабилитирована.

Источники:

1.      [Электронный ресурс] ЭСБЕ/Водолазная школа — Викитека (wikisource.org)

Водолазная школа – Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, ЭСБЕРоссияСанкт-Петербург18901907

2.     Телефон и армия. Мартынов Анатолий Александрович, начальник отдела — ведущий научный сотрудник Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (г. Санкт-Петербург).                УДК 621.39 (09)     ББК 32.882       С 311 Научный редактор сборника: к. т.н. Н.А. Борисова Телефонная связь: прошлое, настоящее, будущее: Материалы Пятых научных чтений памяти А.С. Попова, посвященных Дню радио — празднику работников всех отраслей связи (5 мая 2012 г.).— СПб.: Центральный музей связи имени А.С. Попова, 2012.— 112 с.

3.     Практическая реализация системы радиосвязи А. С. Попова в 1897–1904 гг. Золотинкина Лариса Игоревна, к.т.н., директор Мемориального музея А. С. Попова СПбГЭТУ «ЛЭТИ» (г. Санкт-Петербург).   УДК 621.39 (091) ББК 32.88г Т 311 Научный редактор сборника: к.т.н. Н. А. Борисова Телекоммуникации: история инноваций: Материалы Третьих научных чтений памяти А. С. Попова, посвящённых Дню радио – празднику работников всех отраслей связи (6 мая 2010 г.) — СПб.: Центральный музей связи имени А. С. Попова, 2010 – 200 с.

4.     Золотинкина Л. И., Красникова Е. В., Сергеев Д. Б. А. С. Попов в Санкт-Петербурге и в Кронштадте: Путеводитель. — СПб.: СПбГЭТУ «ЛЭТИ» им. В. И. Ульянова (Ленина), 2008. — 80 с. — ISBN 5-7629-0904-2.

5.     Колбасьев Евгений Викторович // БСЭ, 3-е изд. – М. : Сов. энциклопедия, 1973. – Т. 12. – С. 408.

6.     [Электронный ресурс] Ермолов П. П. Предыстория развития радиотехнологий в Крыму // НТУУ «КПІ». — Киев, 2010. — Т. 14. — С. 16—22.

7.      [Электронный ресурс] Ермолов П. П. История развития радиотехнологий в Крыму (1899—1920 гг.). Часть 1.

8.     [Электронный ресурс] В. Тюрин 125 лет Кронштадтской Школе водолазов Морская газета - 2007.

9.     [Электронный ресурс] М.И.Адамович Водолазной школе 131 год   - 24.04.2013.

10. [Электронный ресурс] Арина Мельникова. Основание и первые годы работы Кронштадтской Водолазной школы // Кронштадтский вестник. — 2013. — 21 января.

11. [Электронный ресурс] Арина Мельникова. Кронштадтская Водолазная школа в 1885—1896 годах // Кронштадтский вестник. — 2013. — 18 февраля.

12. [Электронный ресурс] Арина Мельникова. Кронштадтская Водолазная школа в 1896—1906 годах. Часть 2 // Кронштадтский вестник. — 2013. — 27 октября.

13. [Электронный ресурс] Арина Мельникова. Кронштадтская Водолазная школа в 1896—1906 годах. Работы Водолазной партии // Кронштадтский вестник. — 2013. — 29 июля

14. Санкт-Петербургский государственный электротехнический университет «ЛЭТИ» им. В.И. Ульянова (Ленина) А.С. Попов – Э. Дюкрете Письма и документы 1898–1905 гг. Санкт-Петербург 2009       УДК 621.396 (092)     ББК 3 884д     П 58 А.С. Попов – Э. Дюкрете. Письма и документы.1898–1905 гг./ Авторы-сост. Л.И. Золотинкина, Е.В. Красникова, М.А. Партала, Л.С. Румянцев, под ред. Л.И. Золотинкиной.– СПб: Изд-во «Русская классика», 2009. – 340 с., с ил.

15. [Электронный ресурс]   Креймер А. Одиссея капитана Колбасьева

16. [Электронный ресурс]    http://starosti.ru/article.php?id=13831

17. [Электронный ресурс]    http://starosti.ru/article.php?id=5351

18. [Электронный ресурс]    Отцы и дети (Н.Е.Колбасьева (Кобылина)) | Москва-Волга (moskva-volga.ru)


Тамара Урумян
экскурсовод Музея истории телефона