Заказать экскурсию
news

Н.К. Гейслер и Л. Иозеф

НИКОЛАЙ ГЕЙСЛЕР И ЛЮДВИГ ИОЗЕФ. ИСТОРИЯ ЗАВОДА ГЕЙСЛЕРА В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ

Рис1-Гейслер-портрет.jpg

Рис.1 – Гейслер Н.К.

Николай (Конрад) Карлович Гейслер (1850 – 1902)

родился 20 декабря 1850 года (2 января 1851 года)  в Санкт-Петербурге в семье обрусевших немцев. Отец Николая имел небольшую собственную мастерскую, где сын с раннего возраста помогал ему и постепенно освоил слесарное дело.

Ещё ребенком Николай очень любил уроки физики, был замечен учителем, который стал привлекать мальчика к работе в физическом кабинете.

 После окончания гимназии юный Николай пошел работать в Петербургскую телеграфную контору младшим механиком, а вечером учился в телеграфной школе. Завершив обучение, он вскоре был назначен старшим механиком телеграфа.

А в 1871 г. Николай Гейслер  был принят механиком на передовое, крупное предприятие - завод немецкой фирмы «Сименс и Гальске». Это была большая удача для молодого человека - там он получил колоссальный опыт, который использовал впоследствии для организации своего собственного предприятия.

Н.К. Гейслер был талантливым человеком, он неоднократно внедрял на заводе свои разработки и усовершенствования. Так, например, он предложил и сам изготовил несколько образцов станков для намотки электромагнитов к телеграфному аппарату «Морзе» фирмы «Сименс и Гальске». Его станок со счётчиком увеличивал скорость намотки, повышал точность и качество намотанных электромагнитов. Он также предложил новую конструкцию электрического звонка. Звонок был прост и отличался высоким качеством звучания – тембр и частоту звука можно было менять по желанию заказчика.

         В 1874 году 23-летний телеграфный механик Н.К. Гейслер открыл собственную мастерскую по ремонту телеграфной аппаратуры в самом центре столицы – на Почтамтской ул. (ныне – улица Связи), в доме № 1. В ней на 2-х станках и 3-х слесарных тисках вместе с хозяином трудилось двое наемных рабочих.     Именно тогда Н. К. Гейслером был заложен основной принцип работы – высокое качество всех выполняемых заказов.

          С 1877 года начался рост мастерской, появились заказы на изготовление и установку электрических звонков, телеграфных ключей к аппарату Морзе, ремонт аппаратов Юза.

        В 1884 г. Н.К. Гейслер пригласил на работу мастера с инженерным образованием – своего двоюродного брата Людвига Христиановича Иозефа, который сразу проявил себя как прекрасный организатор производства, изобретатель и инженер. Вместе с ним в мастерскую пришли новые заказы – Л.Х.Иозеф изобрел телефонный коммутатор для самостоятельного вызова по одному проводу добавочного абонента. Это изобретение было принято телефонной станцией в Петербурге, и мастерская Гейслера стала получать заказы по телефонии, в том числе и на ремонт телефонных аппаратов Белла –Блека.

        В 1885 г. в мастерскую наведался специалист из Морского штаба. Он внимательно ознакомился с работами и предложил очень выгодный контракт в области телефонии.  Так возникли связи с морским ведомством. Гейслер и Иозеф понимали, что получение военно-морских заказов стало бы большой удачей для развития их предприятия, т.к. ни одна российская фирма не выпускала в то время электротехнических приборов для флота.

        В 1893 г. Л.Х. Иозефом был сконструирован дальномер - сигнализационный прибор передачи расстояния для установки на военно-морских судах. Кроме того, в мастерской стали заниматься ремонтом креномеров — ртутных показателей горизонтального положения судна.    Л.Х. Иозеф, выполняя заказы Военно-Морского флота, стал видным специалистом, изобретателем некоторых приборов для морских судов.

Чиновники Морского ведомства говорили Н.К. Гейслеру, что возможны крупные заказы, которые будут хорошо оплачиваться, но они были не по плечу небольшой мастерской.   И хотя с 1890 года мастерская размещалась уже в трех квартирах, в ней работало 20 рабочих и двое служащих, возникла острая необходимость в расширении производства.

           В середине 1890-х гг. у Николая Гейслера в мастерской трудилось 35 рабочих и 3 служащих. Рабочий день у рабочих тогда длился 11 ½ часов, у служащих – 9 ½ часов.

           За 20 с лишним лет работы мастерской Николай Карлович Гейслер скопил определенный капитал и принял решение построить электромеханический завод в Санкт-Петербурге.

           В 1895 году Гейслер выехал за границу, чтобы изучить зарубежный опыт и найти возможных компаньонов для своего проекта. Поездка оказалась успешной, и компаньоном Гейслера становится американская фирма «Western Electric Company».

          В том же году в Санкт-Петербурге на Петроградской стороне, по проекту известного архитектора П.М. Мульханова, на улице Грязной (ныне - улица Яблочкова) началось строительство завода.    

          А уже в 1896 году «Электромеханический завод Н.К. Гейслер и К°» был открыт!  Его первым руководителем стал сам основатель - Николай Карлович Гейслер.

           Завод состоял из 4-хэтажного главного корпуса и 2-хэтажного каменного флигеля, в котором размещались: наверху – никелировочная и малярная, а на первом этаже – медно-литейная мастерские и особый машинный корпус с двумя паровыми машинами и агрегатом «динамо», дававшими заводу энергию и освещение. К этому времени количество рабочих достигло уже 100 человек, появилось 5 мастеров и 6 конторских служащих.

Рис2-Реклама.jpg

Рис.2 – Реклама завода

 Основной капитал предприятия равнялся 500 000 рублей, треть которого принадлежала «Western Electric Company», а две трети – Н.К.Гейслеру.

         Военно-морские заказы потекли рекой. Дальномеры Л.Х. Иозефа были установлены на отечественных крейсерах. Началась разработка и изготовление приборов по управлению артиллерийским огнем и ходом корабля.

       В 1898–1900 гг. в военном судостроении отказались от неэффективной системы залповой стрельбы для броненосцев и крейсеров. На вооружение были приняты новые синхронные (электрические) приборы управления артиллерийским огнем, выпуск которых наладил завод Гейслера.

        Известный крейсер «Варяг», который был спущен на воду в 1899 г., был оборудован приборами, выпущенными на электромеханическом заводе Н.К. Гейслера. На крейсере была установлена совершеннейшая, бывшая особой гордостью производителей система управления артиллерийским огнем. Посылающие приборы в боевой рубке включали боевой, сигнальный, снарядный и дальномерный указатели с соответствующими циферблатами, которыми задавались направление, команды, род снарядов и дистанция. У орудий помещались боевой и дальномерный циферблат. Боевой указывал направление стрельбы и команды, а дальномерный — род снарядов и дистанцию. Снарядные указатели установили также в погребах боеприпасов. Таким образом, пост управления артиллерийским огнем (ПУАО) Гейслера-Иозефа обеспечивал центральное управление стрельбой всех орудий из боевой рубки. Благодаря ему управляющий стрельбой артиллерийский офицер без каких-либо промежуточных звеньев мог непосредственно «дирижировать» огнем всей артиллерии корабля и каждым орудием в отдельности.

         В дальнейшем такое оборудование было установлено на многих судах Российского флота, таких как броненосный крейсер «Рюрик», эскадренные броненосцы «Георгий Победоносец» и «Петропавловск», линейные корабли «Павел I» и «Иоанн Златоуст», крейсеры «Алмаз» и «Аврора».

        Таким образом, фирма Гейслера заняла ведущее место в России в разработках и производстве электротехники для нужд военно-морского флота.

        С 1901 года на заводе производили:

- телеграфные станции Уитстона,

-  индукторные телефонные аппараты,

-  телефонные коммутаторы для индукторного вызова,

-  швейцарские телеграфные коммутаторы,

-  приборы пожарной сигнализации,

-  приборы по управлению артиллерийским огнём,

-  рулевые указатели и минные передатчики для морского ведомства.

        В состав завода входили столярная, токарная, механическая, сборочная мастерские, а также чертежная, кладовая и контора.

В 1902 г. количество рабочих достигло 190 человек, мастеров — 6, служащих — 12 человек.

        За сравнительно небольшой срок из маленькой мастерской выросла крупная фирма с передовым опытом в одной из самых перспективных отраслей промышленности.

        Гейслер очень болел за свое детище, будучи человеком эмоциональным, он очень тяжело переживал все взлеты и падения своего дела. Он был прекрасным администратором, умело проводил переговоры, сам легко загорался новыми идеями и мог без особого труда увлечь ими других. Его слушали, так как говорил он эмоционально и искренне, свято веря в успех и необходимость своих начинаний. Стоит отметить, что Николаю Карловичу везло с людьми — его всегда окружали преданные друзья, его кузен Л.Х. Иозеф и второй талантливый мастер, появившейся на заводе в начале 1896 г., И.Н. Надеждин. Успех предприятия во многом был обусловлен и их способностями, усердием и поддержкой.

        В 1889 г. Николай Карлович счастливо женился. Его жена Лидия Андреевна была прекрасной хозяйкой, во всем поддерживала мужа и родила ему шестерых детей — двоих сыновей и четырех дочерей. К сожалению, Николаю Карловичу не суждено было вырастить своих детей так же, как не суждено было продолжить начатое им дело фирмы. В 1902 г. Н.К. Гейслер скоропостижно скончался на 52-м году жизни. Причиной его неожиданной смерти послужили события, связанные с торгами на постройку новой телефонной станции в Санкт-Петербурге.

        В 1902 г. Петербургским Городским управлением были объявлены торги на постройку новой городской телефонной станции с центральным вызовом на 70 000 абонентов. Конкурировали в торгах три фирмы: «Siemens & Halske», «L.M.Ericsson & Co.» и «Электромеханический завод Н.К. Гейслер и К°».

        Борьба развернулась нешуточная. Николай Карлович был уверен, что будущий расцвет завода во многом зависит от получения этого заказа, и очень волновался, прилагая все усилия, чтобы выиграть соревнование. Он предложил наиболее выгодные для города условия по сравнению со своими конкурентами, но, несмотря на это, до него дошли слухи, что заказ передают фирме «L.M.Ericsson & Co.». Вскоре Гейслер получает телеграмму из Городской управы, в которой сообщалось, что если в течение определенного времени им будет внесен залог в 100 тыс. рублей, заказ передадут ему, если нет — фирме «L.M.Ericsson & Co.». Сумма была огромной, и собрать ее за короткий срок было крайне трудно. Гейслер ждал получения денег из Америки, но деньги задерживались. Николай Карлович страшно нервничал, резко почувствовал себя плохо и вскоре скончался. Деньги пришли, городская Управа передала заказ на постройку станции заводу Гейслера, но Николай Карлович не узнал об этом. Он умер 17 октября 1902 г. и был похоронен на Волковском лютеранском кладбище.

Управление заводом перешло к ведущим сотрудникам предприятия: директором-распорядителем и техническим директором стал Людвиг Христианович Иозеф, а коммерческим директором – Евграф Эдуардович Отто.

Но еще в течение 20 лет – до переименования в советские годы – завод носил имя своего

основателя Николая Карловича Гейслера.

 

ИОЗЕФ ЛЮДВИГ ХРИСТИАНОВИЧ (? – 1918)

Рис3-ИозефЛХ-портрет.jpg

Рис.3 – Иозеф Л.Х.

 

         После внезапной кончины Н.К. Гейслера в 1902 году директором завода становится Людвиг Христианович Иозеф.

Он руководил заводом в годы расцвета фирмы - с 1902 года до своей внезапной трагической смерти в 1918 году. 

         При Л.Х.Иозефе завод многократно расширился и превратился в мощное электротехническое предприятие со штатом более чем в 1200 человек, один из ведущих электротехнических заводов страны.

         В 1903 году, уже без Гейслера, начались работы по постройке Петербургской телефонной станции, а также было налажено изготовление водонепроницаемых судовых телефонов, батарейных звонков, угломеров, дальномеров, начались работы по изготовлению телеграфных аппаратов системы Бодо и подготовительные работы по производству электроизмерительных приборов. К концу 1905 года постройка телефонной станции была закончена, и станция начала функционировать.

          Людвиг Христианович Иозеф, возглавивший фирму после смерти Гейслера, стал также опекуном его осиротевших детей, впоследствии он женился на вдове Николая Карловича Лидии Андреевне.

           Л.Х. Иозеф продолжал на производстве все начинания Гейслера, заказы от Морского ведомства неизменно поступали, завод развивался и крепко стоял на ногах. С 1906–1909 гг. в производстве прибавились новые виды изделий, такие, как телеграфные аппараты Муррея, телефонные аппараты центральной батареи, дальномеры «Барр» и «Струд».

        В январе 1908 года по неизвестной причине на заводе произошел пожар. Сгорело все, что находилось в главном 4-х этажном корпусе завода. На время восстановления завода после пожара, дабы не прекращать работы по ранее заключенным договорам, по соседству был арендован завод Любарского. В 1909 году завод был восстановлен с  добавлением одного (пятого) этажа над главным корпусом и устройством каменного перехода из главного корпуса в 2-х этажный, над которым также был надстроен третий этаж.

         С 1909 года «Электромеханический завод Н.К.  Гейслер и  К°» был переименован в «Акционерное Общество Электромеханического и Телеграфного Завода Н.К. Гейслер и К°». Основной капитал равнялся 750.000 рублей, часть которого принадлежала, кроме «Western Electric Company», Телефонной фабрике “E.Zwietusch & Co” в Шарлоттенбурге (Берлин), которая также входила в объединение «Western Electric Company». Руководство завода оставалось прежним.  Американский компаньон не стеснял развитие завода излишней опекой, давая достаточно свободы для принятия решений.  В то же время «Western Electric Company» всегда оказывала заводу необходимую техническую помощь и поддержку.

         Действительно, завод Гейслера был почти независим от иностранного капитала в отличие от многих других заводов подобного класса в России. С первых лет своего существования завод начал изготавливать своими силами такие сложные и точные изделия, как быстродействующие телеграфные аппараты Уитстона (состояли из 950 очень точных и большей частью мелких деталей), Бодо (состояли из 450 деталей), судовые и артиллерийские приборы.

Однако в производстве телефонов завод Гейслера был зависим от иностранных партнеров вплоть до 1913 г., получая большую часть деталей из Берлина с фабрики “E.Zwietusch & Co”, и только с 1913 г. и в производстве телефонии стал самостоятельным.

          Важная отличительная особенность завода Гейслера - самостоятельное производство электроизмерительных приборов: омметров, карманных вольтметров, амперметров и  миллиамперметров, гальванометров, гальваноскопов.

 

Рис4-Фасад_завода.jpg

Рис.4 – Фасад завода

          Рост заказов и развитие производства вновь потребовали расширения территории завода. Большие прибыли от выполнения военных заказов дали возможность уже в начале 1911 года начать постройку нового добавочного здания в шесть этажей и соединение его со старым корпусом по проекту архитектора Р.И. Кригера. К концу 1912 года постройка была закончена.   А в 1913 году фирма «Н.К. Гейслер и К°» приобретает соседние с заводом земельные участки по Грязной ул. с имеющимися на них тремя домами, из которых два дома были разобраны, а в третьем доме были оборудованы ремонтная и оптическая мастерские.

Эти годы были периодом роста и технического обновления предприятия, с пополнением новейшего производственного оборудования. Если в 1909 году земельная территория завода составляла 2190 кв. м, то в 1913 году уже равнялась 4500 кв. м. Теперь на заводе работало уже свыше 1000 человек.

         К 1911–1914 гг. относится начало изготовления приборов управления артиллерийским огнем по принципу совмещения стрелок. Первый такой прибор был установлен на броненосце «Петр Великий».   Военными заказами завод был загружен чуть ли не на 90%. Большинство судов Балтийского и Черноморского флота были оборудованы водонепроницаемой телефонией, всевозможными приборами управления артиллерийским огнем и ходом корабля.

        С началом первой мировой войны заказы Военно-Морского и Военного ведомств еще более возросли.  Всего в это время завод изготавливал и поставлял около 200 видов различных изделий, из которых большая часть приходилась на военные заказы.

          1916 год был годом наибольшей загрузки завода. Некоторые мастерские часто работали круглые сутки. Интенсивность производства значительно возросла, и на заводе уже трудилось 1238 человек.

          Серьезные успехи завода в 1914– 1916 годах объясняются также и тем, что он успешно конкурировал с заводами «Сименс и Гальке» и «Эрикссон», продавая свою продукцию по более дешевым ценам. Завод мог себе это позволить, поскольку получал большую прибыль от военных ведомств за поставку приборов для оснащения кораблей Военно-Морского флота.

         Завод «Н.К. Гейслер и  К°» имел разветвленную сеть своих представителей в различных городах страны - в Москве, Киеве, Чернигове, Курске, Харькове, Екатеринодаре, Томске, Владивостоке, Хабаровске, Подольске, Одессе и даже в Маньчжурии, которые через посреднические конторы обеспечивали сбыт продукции завода.

После постройки и сдачи в эксплуатацию Петербургской телефонной станции на 70 000 абонентов, завод Н.К. Гейслера продолжал работы по строительству телефонных станций в городах России.

Полностью силами завода, главным образом в годы империалистической войны, были построены телефонные станции в следующих городах: Либава – 900, Воронеж – 900, Херсон – 400, Ярославль – 1200, Николаев-Херсонский – 1300, Смоленск – 1200, Архангельск – 1500, Пермь – 1500 абонентов.

Рис5-Продукция-Завода.jpg

Рис.5 – Продукция Завода

Рис6-Продукция-Завода.jpg

Рис.6 – Продукция Завода

    Рис7-Продукция-Завода.jpg

Рис.7 – Продукция Завода

    Рис8-Продукция-Завода.jpg

Рис.8 – Продукция Завода

 

         В период двух революций и гражданской войны начался упадок завода.

Дальнейшие работы по постройке новых телефонных станций в начале 1918 года были совершенно прекращены, за исключением постройки с конца 1922 года Харьковской телефонной станции на 10 000 абонентов, причем заводом была выполнена только часть этого заказа.

         Выпуск продукции по сравнению с 1916 г. уменьшился почти в 40 раз. Никаких новых технических разработок не велось. Отдел судовой аппаратуры и военных приборов был закрыт, производство наиболее сложных изделий по телеграфии прекращено. Аннулирование в начале 1918 г. военных заказов привело к большому сокращению рабочих — увольнялось по 100 человек ежемесячно. Старые рабочие разъезжались по всей России, оставшиеся голодали.

         Завод начал хиреть.  В мае 1918 г. завод национализировали.

         Людвиг Христианович Иозеф хотел любой ценой сохранить производство, он передал завод Советскому правительству и остался на прежней должности управляющего. Будучи директором завода, он был приглашен работать в  аппарат Петроградского Совнархоза, где возглавил Трест малых токов.   Но в октябре 1918 г. при странных обстоятельствах Л.Х.Иозеф был застрелен в упор в своей квартире двумя неизвестными в матросской форме.

         Следствия так и не было. По воспоминаниям родственников, его похоронили на Волковском лютеранском кладбище недалеко от могилы его кузена и лучшего друга Н.К. Гейслера. Памятника не установили: как рассказывали, у семьи не было денег, а позже — боялись. Место захоронения Людвига Христиановича знала только супруга Лидия Андреевна и старшие дети. Сегодня могила утеряна.

         Необходимо отметить также, Людвиг Христианович имел страстное увлечение. Он был известным в Петербурге нумизматом, одним из учредителей „Российского общества нумизматов" — кружка избранных петербургских собирателей, едва насчитывавшего три десятка членов. Заседания общества часто проводились в квартире Л. X. Иозефа, и за долгие годы он собрал редкую коллекцию монет, в числе которых, по воспоминаниям родственников, имелся уникальный Константиновский рубль, который пропал в день убийства. Сразу после смерти Людвига Христиановича его вдова Лидия Андреевна, испугавшись, отнесла его коллекцию в Эрмитаж.

Так с уходом Л.Х. Иозефа, хранившего память о своем друге и основателе производства, закончился дореволюционный период развития завода Гейслера и начался новый советский этап развития, но уже под другим названием.

    Рис9-Кабинет_Ленина.jpg

Рис.9 – Кабинет Ленина в Смольном

           Управление заводом перешло Е.Э. Отто, заведующему заводом инженеру Г.А. Куку и главному инженеру М.А. Мошковичу. В 1918–1920 гг. новых технических разработок на предприятии не было. В 1919 г. все электротехнические заводы России были объединены в Электротрест. В 1920 г. из старого руководства остался только М.А. Мошкович.

         В начале 1922 г. был образован Всероссийский Трест заводов слабого тока, куда завод вошёл под именем «бывший Гейслер». А в 1922 г. завод был переименован в Петроградский Телефонно-Телеграфный завод им. А.А. Кулакова в память о молодом рабочем завода, погибшем на фронтах гражданской войны.

         С 1922 г. начинается постепенный подъем производства.    Завод восстанавливает выпуск практически всей дореволюционной продукции, а также начинает серийный выпуск счетчиков электрической энергии.

Рис10-Корабельные_коммутаторы.jpg

Рис.10 – Корабельные коммутаторы                         

Рис11-Корабельные_телеграфы.jpg

Рис.11 – Корабельные телеграфы   

Начиная с 1925 г., в многочисленной номенклатуре выпускаемых изделий появились различные предметы широкого народного потребления, например, репродукторы типа «Рекорд», которые отличались простотой конструкции, надежностью и сравнительно низкой стоимостью.

 В 1930-е годы завод пережил генеральную реконструкцию, начался выпуск телеграфных аппаратов различных марок и модификаций, а также автоматизированной телеграфной аппаратуры (перфораторов, реперфораторов, ретрансмиттеров и др.), новых видов навигационных приборов и шифровальной аппаратуры.   

        В годы Великой Отечественной войны на заводе был организован выпуск пистолетов-пулеметов. Основные цеха были эвакуированы в Свердловск, но и в ленинградских цехах производство продолжалось - даже в условиях блокады.

         В 1942 г. разработан и налажен выпуск аппаратуры «Нева» и «Волга» для специальной закрытой правительственной и войсковой связи.

        В течение всего периода войны заводом проводились ремонтные работы на боевых поврежденных кораблях по системам управления артиллерийским огнем, приборам управления кораблем, корабельной телефонии и сигнализации.   Завод в годы войны обеспечивал бесперебойную работу телеграфной аппаратуры и других средств связи на узлах связи войсковых частей Ленинградского и Волховского фронтов.

         Производственная жизнь в блокадном Ленинграде с каждым днем осложнялась, причиной этого был голод. В те страшные годы дирекция завода делала все возможное, чтобы поддержать трудящихся. Для восстановления сил наиболее истощенных работников в феврале 1942 г. был открыт заводской лечебный стационар, благодаря которому удалось спасти жизнь десяткам людей. В буфете при столовой появился противоцинговый напиток, который готовился из хвои. Весной 1942 г. было организовано заводское подсобное хозяйство в поселке Девяткино, где выращивали овощи и создали свиноводческую ферму. Многие работники организовали на проспекте Добролюбова в сквере личные огороды, была создана молодежная бригада для помощи семьям фронтовиков. Для госпиталей на заводе организовали изготовление печурок-времянок и баков для кипячения.

         После окончания Великой Отечественной войны номенклатура изделий существенно изменилась - получил развитие ряд новых специализаций, в том числе корабельные радиолокационные станции (РЛС), приборы управления ракетной стрельбой (ПУРС).

В дальнейшем номенклатура изделий продолжала расширяться.

 В 50-е гг. XX в. и последующие годы на заводе выпускалась:

• Шифровальная техника (спецтехника).

• Электрослаботочное оборудование (ЭСО) — проектирование и изготовление безбатарейной телефонной связи, соединительных ящиков машинных и рулевых телеграфов для различных классов судов и кораблей, прерывателей световой и звуковой сигнализации, а также другой внутрикорабельной связи.

• Системы стабилизации кораблей (Рули, Мрамор-Гранит, Риф, ШпатТурмалин).

• Системы дистанционного автоматического управления (Серна, Орион, ДАУ-Д42, Линия).

 • Системы управления ракетным, торпедным, бомбовым оружием, для кораблей ВМФ и контрольно-проверочная аппаратура.

• Морские неакустические комплексы (МНК).

• Радиолокационная аппаратура и системы телеуправления (Сопка, Флаг, Мечеть).

• Товары народного потребления (модели автомобилей, модели кораблей, игрушки).

• Медицинская техника (Анамнез, ДАШ, Фотометр, Контраст).

• Микромашины (АДГ, ФДК, ФДГ).  

         В 1990-е гг. завод, как и все предприятия, попал в сложное положение. Отсутствие заказов, несвоевременная оплата выполненной работы подвели завод к черте банкротства.  Однако коллектив сумел выстоять, постепенно преодолевая трудности. Сегодня по сравнению с 2003 г. объем работ вырос в три раза. C 2007 г. завод вошел в концерн «Гранит-Электрон».

 

Источники:

1.      [Электронный ресурс] https://zavodkulakova.ru/about/history/  - сайт завода

2.      [Электронный ресурс] http://zavodkulakova.ru/wp-content/uploads/2019/03/KnigaZavodKulakova_block-1.pdf

3.      [Электронный ресурс] https://www.computer-museum.ru/connect/ppz_kulakova.htm

4.     Иван Георгиевич Спасский ПО СЛЕДАМ ОДНОЙ РЕДКОЙ МОНЕТЫ – «Советский художник» Ленинград, Д-88, Невский пр., 28.  - 1964 год (стр. 61, 76-88, 101) 

5.     История завода Гейслера  (Дулова Ирина Владиславовна, старший научный сотрудник фонда науки и техники ГМИСПб (г. Санкт-Петербург))        

               УДК 621.39 (09)     ББК 32.882       С 311 Научный редактор сборника: к. т.н. Н.А. Борисова Телефонная связь: прошлое, настоящее, будущее: Материалы Пятых научных чтений памяти А.С. Попова, посвященных Дню радио — празднику работников всех отраслей связи (5 мая 2012 г.).— СПб.: Центральный музей связи имени А.С. Попова, 2012.— 112 с.